Толстой Суеверие государства — страница 13

  • Просмотров 378
  • Скачиваний 10
  • Размер файла 35
    Кб

было гораздо меньше преступлений, чем среди наших государств с властями, тюрьмами и судьями. Где будет больше зла: там ли где нет никаких законов, как было у диких американских индейцев, или там, где их слишком много? Я думаю, что верно можно сказать, что там где, слишком много законов. Овцы, наверное, будут счастливее, если они сами будут заботиться о себе, а не будут отданы на попечение о них волкам. по Джеферсону 8. Гораздо

естественнее представить себе общество людей, управляемое разумными, выгодными и признаваемыми всеми правилами, чем те общества, в которых живут теперь люди, подчиняясь, никто не знает кем установленным государственным законам. VI. Оправдание необходимости государственного устройства. 1. Не утешай себя мыслью, что если ты не видишь тех, которых ты мучаешь и убиваешь, и если у тебя много товарищей, делающих то же, то ты не мучитель,

не убийца: ты мог бы не быть им до тех пор, пока не знал, откуда те деньги, которые попадают тебе в руки, но если ты знаешь, то нет тебе оправдания не перед людьми (перед людьми во всем и всегда есть оправдание), а перед твоей совестью. 2. Говорят, что государственное устройство справедливо, потому что оно установлено большинством голосов. Но это, во‑первых, неверно,государственное устройство установлено не большинством голосов, а

силой. А если бы даже оно и было поддерживаемо большинством голосов, то и это не делало бы его справедливым. Не только один человек не имеет права распоряжаться многими, но и многие не имеют права распоряжаться одним. 3. "Когда среди 100 человек один властвует над 99 ‑ это несправедливо, это деспотизм; когда 10 властвуют над 90 ‑ это также несправедливо, это олигархия; когда же 51 властвует над 49 (и то только в воображении ‑ в

сущности же опять 10 или 11 из этих 51) ‑ тогда это совершенно справедливо ‑ это свобода". Может ли быть что‑нибудь смешнее такого рассуждения, а между тем это самое рассуждение служит основой деятельности всех улучшателей государственного устройства. 4. Цель государства в том, чтобы установить порядок, такой же, какой бы был среди людей, если бы все люди были руководимы справедливостью. Но если бы государства и достигли

своей цели, то все‑таки была бы не только разница, но полная противоположность между внешней справедливостью, достигнутой государством, и тем состоянием, в котором были бы люди, руководимые желанием справедливости. В обществе, руководимом желанием справедливости, никто не хотел бы творить несправедливостей; в самом же лучшем государственном устройстве было бы так, что никто не хотел бы терпеть несправедливости, так что одна