Толстой Собрание сочинений том 19 избранные письма 1882-1899 — страница 14

  • Просмотров 7124
  • Скачиваний 9
  • Размер файла 588
    Кб

говорил, что я отец. Самое доброе, совершенное и милое существо в мире – это пьяный – на первом взводе – мужик. Дорогой прекрасно думал. Ты не можешь себе представить моего приятного чувства свободы по окончании моей работы*. Я перестал чувствовать une machine à écrire*. Я тоже все думаю и беспокоюсь о больших детях. Нынче получил твое короткое письмо*. Завтра утром вернусь в Ясную. Л. Т. 22. С. А. Толстой 1884г. Января 30. Ясная Поляна. У Бибикова

застал Борисевича. Ему 89 лет, и он силен, свеж, поворотлив, как молодой человек. Он без умолку говорил и много рассказал интересного. В 12м часу за мной приехал Филипп, и я поехал домой. Читал «Калики перехожие»*, стихи. Меня навела на это чтение моя затея народной пьесы*. Обдумываю ее с большим удовольствием. И, как всегда, все разрастается и главное углубляется и делается очень (для меня) серьезно. Я пробыл дома все время от 12 до 10, за

исключением прогулки двухчасовой, и угореть не угорел, но все еще побаиваюсь угару, и сейчас отворил трубу и поеду сам на Козловку. Ты теперь, верно, собираешься на бал. Очень жалею и тебя, и Таню. Нынче Влас* говорит: пришел мальчик, побирается. Я сказал: позови сюда. Вошел мальчик немного повыше Андрюши с сумкой через плечо.– Откуда?– Изза засеки.– Кто же тебя посылает?– Никто, я один.– Отец что делает?– Он нас бросил. Мамушка

померла, он ушел и не приходил.– И мальчик заплакал. У него осталось еще трое, меньше его. Детей взяла помещица. «Она,– говорит,– кормит нищих». Я предложил мальчику чаю. Он выпил, стакан опрокинул, положил огрызочек сахару наверх и поблагодарил. Больше не хотел пить. Я хотел его еще покормить, но Влас сказал, что его в конторе посадили поесть. Но он заплакал и не стал больше есть.– Голос у него сиплый, и пахнет от него мужиком.– Все,

что он рассказывал про отца, дядей и тех, с кем он имел дело, все это рассказы о бедных, пьяных и жестоких людях. Только барыня добрая. Мальчиков, женщин, стариков, старух таких много, и я их вижу здесь и люблю их видеть. Агафья Михайловна очень благодарна mme Scuron, которой передай поклон. Марья Афанасьевна была*. Она как будто добрее к нам, и всем кланяется, особенно Маше. Надеюсь, что ее горло прошло. С Власом беседую про книжки. Надо

будет завести библиотеку для мужиков. 23. С. А. Толстой 1884г. Января 31. Ясная Поляна.  Вторник, 11 вечера. Боюсь, что вчерашнее письмо было неприятно*. Я, должно быть, начинал угорать, когда писал. Нынче чувствую себя совсем хорошо и угару нет. Тоже не пеняй, пожалуйста, что не послал телеграмму,– не стоит. Лошадь отдай за 250. Обо мне не тужи,– я могу привести другую. Вчера я объелся. Николай Михайлович наготовил много, а я не воздержусь.