Толстой Предисловие к `Крестьянским рассказам` С Т Семенова — страница 7

  • Просмотров 911
  • Скачиваний 9
  • Размер файла 34
    Кб

кажется, что живешь с народом; видишь не только все слабости этого народа, но и все те, превосходящие в бесчисленное число раз эти слабости, его достоинства, главное ‑ его нетронутую и до сих пор, не революционную, а религиозную силу, на которую одну можно теп 1000 ерь в России возлагать свои надежды. И потому, для того, кто любит народ, чтение Эртеля большое удовольствие. Для того же, кто хочет узнать народ, не живя с ним, чтение это

самое лучшее средство. Для того же, кто хочет узнать язык народный, не древний, которым уже никто не говорит, и не новый, которым, слава богу, говорят еще не многие из народа, а тот настоящий, сильный, где нужно ‑ нежный, трогательный, где нужно ‑ строгий, серьезный, где нужно ‑ страстный, где нужно ‑ бойкий и живой язык народа, которым, слава богу, еще говорит огромное большинство народа, особенно женщины, старые женщины,

‑ тому надо не читать, а изучать народный язык Эртеля. Ясная Поляна. 4 декабря 1908 ПРЕДИСЛОВИЕ К РОМАНУ В. ФОН ПОЛЕНЦА "КРЕСТЬЯНИН" В прошлом году мой знакомый, вкусу которого я доверяю, дал мне прочесть немецкий роман "Бютнербауэр" фон Поленца. Я прочел и был удивлен тому, что такое произведение, появившееся года два тому назад, никому почти не известно. Роман этот не есть одна из тех подделок под художественные

произведения, которые в таком огромном количестве производятся в наше время, а настоящее художественное произведение. Роман этот не принадлежит ни к тем, ее представляющим никакого интереса описаниям событий и лиц, искусственно соединенных между собою только потому, что автор, выучившись владеть техникой художественных описаний, желает написать новый роман; ни к тем, облеченным в форму драмы или романа, диссертациям на

заданную тему, которые также в наше время сходят в публике за художественные произведения; не принадлежит и к произведениям, называемым декадентскими, особенно нравящимся современной публике именно тем, что, будучи похожими на бред безумного, они представляют из себя нечто вроде ребусов, отгадывание которых составляет приятное занятие и вместе с тем считается признаком утонченности. Роман этот [не] принадлежит ни к тем, ни к

другим, ни к третьим, а есть настоящее художественное произведение, в котором автор говорит про то, что ему нужно сказать, потому что он любит то, про что говорит, и говорит не рассуждениями, не туманными аллегориями, а тем единственным средством, которым можно передать художественное содержание: поэтическими образами, ‑ и не фантастическими, необыкновенными и непонятными образами, без внутренней необходимости соединенными