Толстой Предисловие к `Крестьянским рассказам` С Т Семенова — страница 5

  • Просмотров 909
  • Скачиваний 9
  • Размер файла 34
    Кб

братьями и, очевидно, страдает за собрата и за свое участие в этом деле. Отъевшийся же старшина в картине, где уводят корову, уже совершенно спокойно исполняет свою жестокую обязанность; и, только заботясь о своей выгоде, покупает корову кулак. В картине изловления корчемницы и урядник, и старшина, и писарь, уже не смущаясь, делают свое дело и даже одобрительно смотрят на ловкость ряженого. Только старик, представитель души народа,

нарушает это общее удовольствие своим смелым словом. В картине монополии, не говоря уже о толстом, огорченном лишением своей торговли кабатчике, поразителен мужик, так явно лицемерно крестящийся на иконы, и тот оборванец, который несвоевременно лезет в дверь того заведения, которое довело его до его положения и так успешно развратило и развращает ради барышей казны большую часть народа. То же и в картине телесного наказания.

Все лица, кроме молящегося за грехи людей старика и недоумевающего перед жестокостью людей мальчика, уже доведены до того, что делают свое постыдное дело как что‑то нужное и должное. Последняя же картина, в себе одной выражающая все то, что сказано в этих шести, особенно и сильна и страшна тем, что самым простым и понятным способом изображает то, что лежит в основе того развращения, которому подвергается народ, и ту главную

опасность, которая предстоит ему. ‑ Ступай, ступай, бог подаст, ‑ говорит девушка, отказывая нищей, видишь, батюшка тут. Да, это ужасная картина. Сила народа в наибольшей истинности его религиозного, руководящего его поступками, понимания законов жизни. Я говорю "наиболее истинном" потому, что вполне истинного религиозного понимания законов жизни, как и вполне истинного понимания бога никогда не может быть у челове 1000

ка. Человек только все больше и больше приближается к тому и другому. И такое наиболее, по нашему времени, истинное религиозное понимание жизни было и есть еще у русского безграмотного, мудрого и святого мужицкого народа. И вот, с разных сторон, со стороны суда, податей, солдатства, винной отравы для государственного дохода, его окружают ужасными соблазнами и самым страшным из них ‑ религиозным соблазном, вследствие которого

церковь и ее служители важнее милосердия, любви к брату. Все это изображено в картинах Орлова. И потому мне кажется, что я не напрасно люблю их. Картины эти указывают нам на ту опасность, в которой находится теперь духовная жизнь русского народа. А понять опасность там, где не видал ее, уже шаг к избавлению от нее. 26 июня 1908 ПРЕДИСЛОВИЕ К РАССКАЗУ В. С. МОРОЗОВА "ЗА ОДНО СЛОВО" Рассказ этот написан любимейшим моим учеником первой