Толстой Предисловие к `Крестьянским рассказам` С Т Семенова — страница 4

  • Просмотров 915
  • Скачиваний 9
  • Размер файла 34
    Кб

милосердия, прощения, любви живет в нем, и дух этот пробуждается, и он ‑ в своем столь чуждом испытываемому им чувству солдатском мундире ‑ махает рукой и испытывает умиленную радость прощения. ‑ Бог простит, вставай, Матрена. Буде. Так же важны и прекрасны и остальные шесть картин. Я отделил эти шесть картин от первых трех только потому, что, кроме одинаковых черт, общих всем картинам, 1000 в этих представлены еще в живых

образах те соблазны, то развращение, с которыми приходится бороться христианской душе русского народа и с которыми она еще борется и не поддается. Картины эти особенно привлекательны именно тем, что выражают эту борьбу, не решая вопроса о том, на чьей стороне будет победа. Пойдет ли весь народ по тому пути душевного и умственного разврата, на который зовет его так называемая интеллигенция, желая сделать его подобным себе, или

удержится на тех христианских основах, которыми он жил и в огромном большинстве живет еще до сих пор. Картины этого рода, во‑первых, та, где староста, придя в обед за податями к одинокому бедняку, только что пришедшему с работы, стоит над ним, дожидаясь ответа. Ответ дает только старик, независимо от всяких соображений о государственных необходимостях, говоря о боге и о грехе обирания трудящегося, еле‑еле кормящего свою

семью работника. Особенно трогательны на этой картине, кроме самого хозяина, покорно опустившего голову, хозяйка, стоящая над только что собранным столом, от которого их всех оторвали, и ребенок, с недоумением и сочувствием смотрящий на разгорячившегося деда. Таковы и остальные пять картин этого разряда, изображающие борьбу добра со злом, в котором со стороны зла уже участвуют начинающие развращаться и вполне развращенные люди

из народа. Такова картина "Недоимка", изображающая продажу у вдовы кормилицы детей коровы. Богатый деревенский кулак покупает, старшина продает, писарь записывает. Таковы же полная содержания картина изловления вдовы, кормящейся корчемством и тем нарушающей доход казны, и замечательная и по живописи, и по тонкости и точности выражения мысли, и по верности типов ‑ освящение монополии. Такова же отвратительная по

содержанию картина телесного наказания. Во всех этих картинах, кроме того верного изображения не испорченного еще русского народа, которое составляет главное содержание всех картин, изображены представители и той части этого народа, которая, развратившись уже сама, ради своих выгод хочет развратить своих еще не развращенных братьев. Староста, пришедший за податями к недоимочному крестьянину, еще не потерял связи со своими