Толстой Песни на деревне — страница 2

  • Просмотров 524
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 18
    Кб

сторонушку... И после каждого стиха голосящая, втягивая в себя воздух, заливалась сначала протяжными стонами, а потом закатывалась истерическим хохотом. Это были матери, сестры уходивших. Кроме голошения родственниц, слышны были уговоры посторонних. "Да будет, Матрена, я чай, уморилась", ‑ услыхал я слова одной женщины, уговаривавшей голосящую. Парни вошли в избу, я остался на улице, разговаривая с знакомым крестьянином

Васильем Ореховым, бывшим моим школьником. Сын его был один из пятерых, тот самый женатый парень, который шел, подпевая подголоском. ‑ Что же? жалко? ‑ сказал я. ‑ Что же делать? Жалей не жалей, служить надо. И он рассказал мне все свое хозяйственное положение. У него было три сына: один был дома, другой был этот уходящий в солдаты, третий жил, так же как и второй, в людях и хорошо подавал в дом. Этот же уходящий, очевидно, был

плохой подавальщик. "Жена городская, к нашему делу не годится. Отрезанный ломоть. Только бы сам себя кормил. Жалко‑то жалко. А что же поделаешь". Пока мы говорили, парни вышли из дома на улицу, и опять началось голошение, взвизги, хохот, уговоры. Постояв у двора минут пять, тронулись дальше, и опять гармоника и песни. Нельзя было не дивиться на энергию, бодрость игрока, как он верно отбивал темп, как притопывал, останавливаясь,

как замолкал и потом в самый раз подхватывал развеселым голосом, поглядывал кругом своими ласковыми карими глазами. У него, очевидно, было настоящее и большое музыкальное дарование. Я смотрел на него, и когда мы встречались с ним глазами, ‑ так по крайней мере мне казалось, ‑ он как будто смущался и, двинув б 1000 ровью, отворачивался и еще бойчее заливался. Когда подошли к пятому, последнему, двору и ребята вошли в дом, я вошел

за ними. Парней, всех пятерых, усадили за убранный скатертью стол. На столе были хлеб и вино. Хозяин, тот самый, с которым я говорил и который провожал женатого сына, наливал и подносил. Ребята почти ничего не пили, отпивали не больше четверти стаканчика, а то только пригубливали и отдавали. Хозяйка резала ковригу и подавала закусывать. Хозяин подливал стаканчики и обносил. В то время как я смотрел на парней, с печки, подле самого

того места, где я сидел, слезла женщина в самой показавшейся мне неожиданной и странной одежде. На женщине было светло‑зеленое, кажется шелковое, платье с модными украшениями, на ногах были ботинки с высокими каблуками, белокурые волосы были причесаны по‑модному, и в ушах были большие золотые серьги‑кольца. Лицо женщины было не грустное и не веселое, но как будто обиженное. Она сошла на пол, бойко постукивая своими, с