Толстой О присоединии Боснии и Герцоговины к Австрии — страница 3

  • Просмотров 389
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 36
    Кб

подчиняться этому закону, потому что я извращу их ум, и вам нечего будет бояться". И угнетатели народов сделали то, что им сказал дьявол, и дьявол сделал то, что обещал угнетателям народов. И вот люди из народа подняли руку против своих, чтобы избивать своих братьев и заточать своих отцов и даже забывать про тех, которые носили их под сердцем. И когда им говорили: "Во имя всего святого, подумайте о несправедливости и жестокости

того, что вам приказывают", они отвечали: "Мы не думаем, мы повинуемся". И когда им говорили: "Разве у вас нет любви к вашим отцам, матерям, братьям?", они отвечали: "Мы не любим, мы повинуемся". И когда им говорили про Бога и Христа, они говорили: "Наши боги ‑ это верность и честь". Не было соблазна, ужаснее этого. Но соблазн этот приходит к концу. Еще немного, и дьявол исчезнет вместе с угнетателями народов.

Ламенэ И Микромегас сказал: "О, вы, разумные атомы, в которых вечное существо выразило свое искусство и свое могущество, вы, верно, пользуетесь чистыми радостями на вашем земном шаре, потому что, будучи так мало материальны и так развиты духовно, вы должны проводить вашу жизнь в любви и мышлении, так как в этом настоящая жизнь духовных существ". На эту речь все философы покачали головами, и один из них, наиболее откровенный,

сказал, что, за исключением малого числа мало уважаемых деятелей, все остальное население состоит из безумцев, злодеев и несчастных. ‑ В нас больше телесности, чем нужно, если зло происходит от телесности, и слишком много духовности, если зло происходит от духовности, ‑ сказал он. Так, например, в настоящую минуту тысячи безумцев в шляпах убивают тысячи других животных в чалмах или убиваемы ими, и так это ведется с

незапамятных времен по всей земле. ‑ Из‑за чего же ссорятся маленькие животные? ‑ Из‑за какого‑нибудь маленького кусочка грязи, величиной в вашу пятку, отвечал философ. ‑ И ни одному из людей, которые режут друг друга, нет ни малейшего дела до этого кусочка грязи. Вопрос для них только в том, будет ли этот кусочек принадлежать тому, кого называют султаном, или тому, кого называют кесарем, хотя ни тот, ни другой

никогда не видал этого кусочка земли. Из тех же животных, которые режут друг друга, почти никто не видал животного, ради которого они режутся. ‑ Несчастные! ‑ воскликнул сириец. ‑ Можно ли представить себе такое безумное бешенство! Право, мне хочется сделать три шага и раздавить весь муравейник этих смешных убийц. ‑ Не трудитесь делать это, ‑ отвечали ему. ‑ Они сами заботятся об этом. Впрочем, и не их надо