Толстой Неверующий — страница 4

  • Просмотров 204
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 20
    Кб

злоупотреблять ею и потому отказываюсь от этой жестокости крайнего силлогизма. Будем говорить только о человеке, прилагая к нему ваши аксиомы: нет души, нет Бога, нет сверхъестественного, нет идеала, материя равна самой себе. Я буду говорить только об одной из бесчисленных сторон вопроса. ‑ Я вас слушаю, ‑ сказал он. ‑ Какая, по вашему мнению, ‑ сказал я, ‑ цель жизни человека на земле? ‑ Счастье. ‑ Я же думаю, это

‑ долг, обязанность, ‑ сказал я. ‑ Но дело не в моей мысли, а в вашей. Я отстраняю все сентиментальные рассуждения. На весах равенства материи насколько счастье одного человека превосходит в весе и в ценности счастье другого человека? ‑ На нуль. ‑ Прежде чем пойдем дальше, согласны ли вы с тем, что по логике для каждого поступка нужны непременно определяющие его мотивы? ‑ Несомненно. ‑ Продолжаю. Стало быть, если

представляется случай, когда счастьем одного человека должно пожертвовать для счастья другого, ‑ на весах, где будут взвешиваться эти два счастья, какое количества веса определит необходимость или законность жертвы одним для другого? ‑ Нуль. ‑ Следовательно, ‑ сказал я, ‑ наблюдая только материальный факт, в чем, по‑вашему, единственная мудрость, человек не имеет никакого повода жертвовать собою, своим благом

для блага другого человека? Всякое колебание, казалось, исчезло в его мысли. Он ответил мне спокойно: ‑ Никакого. ‑ И следовательно, ‑ возразил я, ‑ и никакого повода пожертвовать своим счастьем для счастья человеческого рода? Здесь Лерэ вздрогнул. ‑ Если это касается рода человеческого, то другое дело. ‑ Отчего? ‑ сказал я. ‑ Сумма нулей все‑таки всегда будет нуль. Он на минуту замолчал, потом с некоторым

усилием согласился со мной. ‑ Истина всегда истина, ‑ сказал он, ‑ вы жестки, но ваш силлогизм верен. Я продолжал: ‑ Я не обсуждаю ваших принципов; я только вывожу то, что из них следует. И вы сами шаг за шагом делаете этот вывод. Вы логически правильно думаете, и этого мне достаточно. Итак: человек есть материя, он происходит из ничего и возвращается к ничему. У него есть только жизнь; только эта жизнь принадлежит ему. Весь

его разум, весь его здравый смысл, вся его философия состоит в том, чтобы пользоваться этой жизнью и сделать так, чтобы она продолжалась как можно дольше. Единственная нравственность есть гигиена; цель жизни ‑ счастье. Цель жизни ‑ наслаждение ею; цель жизни ‑ в том, чтобы жить. Из этого можно бы сделать много выводов, но я не хочу их делать теперь; я ограничусь только тем, что спрошу вас: неужели вы истинно так думаете? ‑