Толстой Кавказский пленник

  • Просмотров 267
  • Скачиваний 10
  • Размер файла 39
    Кб

Лев Николаевич Толстой Кавказский пленник Толстой Лев Николаевич Кавказский пленник Лев Николаевич Толстой Кавказский пленник I Служил на Кавказе офицером один барин. Звали его Жилин. Пришло ему раз письмо из дома. Пишет ему старуха мать: "Стара я уж стала, и хочется перед смертью повидать любимого сынка. Приезжай со мной проститься, похорони, а там и с богом поезжай опять на службу. А я тебе и невесту приискала: и умная, и

хорошая, и именье есть. Полюбится тебе может, и женишься и совсем останешься". Жилин и раздумался: "И в самом деле, плоха уж старуха стала, может, и не придётся увидать. Поехать; а если невеста хороша ‑ и жениться можно". Пошёл он к полковнику, выправил отпуск, простился с товарищами, поставил своим солдатам четыре ведра водки на прощанье и собрался ехать. На Кавказе тогда война была. По дорогам ни днём, ни ночью не было

проезда. Чуть кто из русских отъедет или отойдёт от крепости, татары [Татарами в те времена называли горцев Северного Кавказа, которые подчинялись законам мусульманской веры (религии)] или убьют, или уведут в горы. И было заведено, что два раза в неделю из крепости в крепость ходили провожатые солдаты. Спереди и сзади идут солдаты, а в середине едет народ. Дело было летом. Собрались на зорьке обозы за крепость, вышли провожатые

солдаты и тронулись по дороге. Жилин ехал верхом, и телега его с вещами шла в обозе. Ехать было двадцать пять вёрст. Обоз шёл тихо: то солдаты остановятся, то в обозе колесо у кого соскочит или лошадь станет, и все стоят дожидаются. Солнце уже и за полдни перешло, а обоз только половину дороги прошёл. Пыль, жара, солнце так и печёт, и укрыться негде. Голая степь: ни деревца, ни кустика по дороге. Выехал Жилин вперёд, остановился и ждёт,

пока подойдёт к нему обоз. Слышит, сзади на рожке заиграли ‑ опять стоять. Жилин и подумал: "А не уехать ли одному, без солдат? Лошадь подо мной добрая, если и нападусь на татар ‑ ускачу. Или не ездить?.. " Остановился, раздумывает. И подъезжает к нему на лошади другой офицер Костылин, с ружьём, и говорит: ‑ Поедем, Жилин, одни. Мочи нет, есть хочется, да и жара. На мне рубаху хоть выжми. ‑ А Костылин ‑ мужчина грузный,