Толстой Где любовь, там и Бог

  • Просмотров 418
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 25
    Кб

Лев Николаевич Толстой Где любовь, там и бог Толстой Лев Николаевич Где любовь, там и бог Л.Н.Толстой ГДЕ ЛЮБОВЬ, ТАМ И БОГ Жил в городе сапожник Мартын Авдеич. Жил он в подвале, в горенке об одном окне. Окно было на улицу. В окно видно было, как проходили люди; хоть видны были только ноги, но Мартын Авдеич по сапогам узнавал людей. Мартын Авдеич жил давно на одном месте, и знакомства много было. Редкая пара сапог в околодке не

побывала и раз и два у него в руках. На какие подметки подкинет, на какие латки положит, какие обошьет, а другой раз и новые головки сделает. И часто в окно он видал свою работу. Работы было много, потому что работал Авдеич прочно, товар ставил хороший, лишнего не брал и слово держал. Если может к сроку сделать ‑ возьмется, а нет, так и обманывать не станет, вперед говорит. И знали все Авдеича, и у него не переводилась работа. Авдеич и

всегда был человек хороший, но под старость стал он больше о душе своей думать и больше к богу приближаться. Еще когда Мартын у хозяина жил, померла у него жена. И остался после жены один мальчик ‑ трех годов. Дети у них не жили. Старшие все прежде померли. Хотел сначала Мартын сынишку сестре в деревню отдать, потом пожалел ‑ подумал: "Тяжело будет Капитошке моему в чужой семье расти, оставлю его при себе". И отошел Авдеич

от хозяина и стал с сынишкой на квартире жить. Да не дал бог Авдеичу в детях счастья. Только подрос мальчик, стал отцу помогать, только бы на него радоваться, напала на Капитошку болезнь, слег мальчик, погорел недельку и помер. Схоронил Мартын сына и отчаялся. Так отчаялся, что стал на бога роптать. Скука такая нашла на Мартына, что не раз просил у бога смерти и укорял бога за то, что он не его, старика, прибрал, а любимого

единственного сына. Перестал Авдеич и в церковь ходить. И вот зашел раз к Авдеичу от Троицы земляк‑старичок ‑ уж восьмой год странствовал. Разговорился с ним Авдеич и стал ему на свое горе жаловаться. ‑ И жить, ‑ говорит, ‑ божий человек, больше неохота. Только бы помереть. Об одном бога прошу. Безнадежный я остался теперь человек. И сказал ему старичок: ‑ Не хорошо ты говоришь, Мартын, нам нельзя божьи дела судить. Не