Толстой Чем люди живы — страница 7

  • Просмотров 597
  • Скачиваний 9
  • Размер файла 32
    Кб

прибавляться. Сидят раз по зиме Семен с Михайлой, работают, подъезжает к избе тройкой с колокольцами возок. Поглядели в окно: остановился возок против избы, соскочил молодец с облучка, отворил дверцу. Вылезает из возка в шубе барин. Вышел из возка, пошел к Семенову дому, вошел на крыльцо. Выскочила Матрена, распахнула дверь настежь. Нагнулся барин, вошел в избу, выпрямился, чуть головой до потолка не достал, весь угол захватил. Встал

Семен, поклонился и дивуется на барина. И не видывал он людей таких. Сам Семен поджарый и Михайла худощавый, а Матрена и вовсе как щепка сухая, а этот ‑ как с другого света человек: морда красная, налитая, шея как у быка, весь как из чугуна вылит. Отдулся барин, снял шубу, сел на лавку и говорит: ‑ Кто хозяин сапожник? Вышел Семен, говорит: ‑ Я, ваше степенство. Крикнул барин на своего малого: ‑ Эй, Федька, подай сюда товар.

Вбежал малый, внес узелок. Взял барин узел, положил на стол. ‑ Развяжи, ‑ говорит. Развязал малый. Ткнул барин пальцем товар сапожный и говорит Семену: ‑ Ну, слушай же ты, сапожник. Видишь товар? ‑ Вижу, ‑ говорит, ‑ ваше благородие. ‑ Да ты понимаешь ли, какой это товар?. Пощупал Семен товар, говорит: ‑ Товар хороший. ‑ То‑то хороший! Ты, дурак, еще не видал товару такого. Товар немецкий, двадцать рублей плачен.

Заробел Семен, говорит: ‑ Где же нам видать. ‑ Ну, то‑то. Можешь ты из этого товара на мою ногу сапоги сшить? ‑ Можно, ваше степенство. Закричал на него барин: ‑ То‑то "можно". Ты понимай, ты на кого шьешь, из какого товару. Такие сапоги мне сшей, чтобы год носились, не кривились, не поролись. Можешь берись, режь товар, а не можешь ‑ и не берись и не режь товару. Я тебе наперед говорю: распорются, скривятся сапоги

раньше году, я тебя в острог засажу; не скривятся, не распорются до году, я за работу десять рублей отдам. Заробел Семен и не знает, что сказать. Оглянулся на Михайлу. Толканул его локтем и шепчет: ‑ Брать, что ли? Кивнул головой Михаила: "Бери, мол, работу". Послушался Семен Михаилу, взялся такие са 1000 поги сшить, чтобы год не кривились, не поролись. Крикнул барин малого, велел снять сапог с левой ноги, вытянул ногу. ‑ Снимай

мерку! Сшил Семен бумажку в десять вершков, загладил, стал на коленки, руку об фартук обтер хорошенько, чтобы барский чулок не попачкать, и стал мерить. Обмерил Семен подошву, обмерил в подъеме; стал икру мерить, не сошлась бумажка. Ножища в икре как бревно толстая. ‑ Смотри, в голенище не обузь. Стал Семен еще бумажку нашивать. Сидит барин, пошевеливает перстами в чулке, народ в избе оглядывает. Увидал Михайлу. ‑ Это кто ж, ‑