Толстой Чем люди живы — страница 3

  • Просмотров 605
  • Скачиваний 9
  • Размер файла 32
    Кб

поднять не может. Подошел Семен вплоть, и вдруг как будто очнулся человек, повернул голову, открыл глаза и взглянул на Семена. И с этого взгляда полюбился человек Семену. Бросил он наземь валенки, распоясался, положил подпояску на валенки, скинул кафтан. ‑ Будет, ‑ говорит, ‑ толковать‑то! Одевай, что ли! Ну‑ка! Взял Семен человека под локоть, стал поднимать. Поднялся человек. И видит Семен ‑ тело тонкое, чистое, руки,

ноги не ломаные и лицо умильное. Накинул ему Семен кафтан на плечи, ‑ не попадет в рукава. Заправил ему Семен руки, натянул, запахнул кафтан и подтянул подпояскою. Снял было Семен картуз рваный, хотел на голого надеть, да холодно голове стало, думает: "У меня лысина во всю голову, а у него виски курчавые, длинные". Надел опять. "Лучше сапоги ему обую". Посадил его и сапоги валеные обул ему. Одел его сапожник и говорит: ‑

Так‑то, брат. Ну‑ка, разминайся да согревайся. А эти дела все без нас разберут. Идти можешь? Стоит человек, умильно глядит на Семена, а выговорить ничего не может. ‑ Что же не говоришь? Не зимовать же тут. Надо к жилью. Ну‑ка, на вот дубинку мою, обопрись, коли ослаб. Раскачивайся‑ка! И пошел человек. И пошел легко, не отстает. Идут они дорогой, и говорит Семен: ‑ Чей, значит, будешь? ‑ Я не здешний. ‑ Здешних‑то я

знаю. Попал‑то, значит, как сюда, под часовню? ‑ Нельзя мне сказать. ‑ Должно, люди обидели? ‑ Никто меня не обидел. Меня бог наказал. ‑ Известно, все бог, да все же куда‑нибудь прибиваться надо. Куда надо‑то тебе? ‑ Мне все одно. Подивился Семен. Не похож на озорника и на речах мягок, а не сказывает про себя. И думает Семен: "Мало ли какие дела бывают", ‑ и говорит человеку: ‑ Что ж, так пойдем ко мне в дом,

хоть отойдешь мало‑мальски. Идет Семен, не отстает от него странник, рядом идет. Поднялся ветер, прохватывает Семена под рубаху, и стал с него сходить хмель, и прозябать стал. Идет он, носом посапывает, запахивает на себе куртушку бабью и думает: "Вот‑те и шуба, пошел за шубой, а без кафтана приду да еще голого с собой приведу. Не похвалит Матрена!" И как подумает об Матрене, скучно станет Семену. А как поглядит на странника,

вспомнит, как он взглянул на него за часовней, так взыграет в нем сердце. III Убралась Семена жена рано. Дров нарубила, воды принесла, ребят накормила 1000 , сама закусила и задумалась; задумалась, когда хлебы ставить: нынче или завтра? Краюшка большая осталась. "Если, думает, Семен там пообедает да много за ужином не съест, на завтра хватит хлеба". Повертела, повертела Матрена краюху, думает: "Не стану нынче хлебов ставить. Муки и