Теория книговедения в работах М.Щелкунова

  • Просмотров 2061
  • Скачиваний 430
  • Размер файла 9
    Кб

Михаил Ильич Щелкунов (1884 – 1938) был ярким представителем образованных людей прошлого века. Он был известен как журналист, историк книги, библиофил и как один из теоретиков науки о книге - книговедения. В 1919 году он стал заведующим технической частью Госиздата и позже был одним из основателей Книжной Палаты и Музея Книги; читал лекции в Институте журналистики и в Высшем художественно-техническом институте. В период сталинских

репрессий Щелкунов был незаконно сослан в ГУЛАГ, где и умер в 1938 году. Реабилитирован посмертно. Для общего книговедения представляют интерес две фундаментальные работы Щелкунова – «История, техника, искусство книгопечатания в его историческом развитии»(1923) и «История, техника, искусство книгопеча-тания»(1926), отражающие эволюцию развития технологии изготовления книги – рукописной и печатной. Эти издания практически

дублируют друг друга, за исключением вступительной части и заключительной главы в издании 1926 года. Именно в них содержатся основные тезисы Щелкунова по теории книговедения, изложенные им также в выступлениях на Первом и Втором Всероссийских библиографических съездах. В своих трудах Щелкунов предлагает собственную систематизацию дисциплин, входящих в книговедение, поскольку, по его мнению, «до сих пор наука не дала такой

сколько-нибудь удовлетворительной классификации, хотя попыток было очень много»[1]. Так, Щелкунов считает классификацию Лисовского лишь попыткой разграничить книговедческие науки, но попыткой относительно удачной, поскольку исходной точкой системы было выбрано книгопроизводство. Распределение книговедения на книгопроизводство – книгораспространение – книгоописание стало шагом вперед по сравнению с ранее бывшей

неразберихой, объясняемой тем, что библиотекари стремились поставить во главу книговедения библиотековедение, а библиографы – библиографию, прикрывая этими терминами все содержание наук о книге. Десятичная классификация Дьюи Щелкунова тоже не устраивала, хотя он считал ее лучшей из существующих – в ней как будто все книговедческие науки именовались библиографией, но из этого понятия исключались история книги, техника