Темное царство в драме "Гроза" — страница 2

  • Просмотров 162
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 17
    Кб

явление третье.) Но деньги не дают Дикому духовной силы и полной убежденности в своей правоте. Он иногда пасует перед тем, кто сильнее его в законах, потому что в нём ещё теплится маленькая искра нравственности: Дикой: "О посту как-то, о великом, я говел, а тут нелёгкая и подсунь мужичонка; за деньгами пришёл, дрова возил. … Согрешил-таки: изругал, так изругал, что лучше требовать нельзя, чуть не прибил. Вот оно, какое сердце-то у

меня!…Истинно тебе говорю, мужику в ноги кланялся…при всех кланялся". (Действие третье, сцена первая, явление второе.) Но всё-таки эта "самокритика" Дикого сродни его самовольным причудам. Это не покаяние Катерины, вызванное угрызениями совести. Дикому тяжело расплачиваться, потому что он желает, чтобы ему было хорошо, а всё окружающее его убеждает, что это хорошее достаётся деньгами. Он хочет только получать деньги, но не

отдавать их. Отдачу денег, по мнению Добролюбова, он принимает как "несчастие, наказание, вроде пожара, наводнения, штрафа, - а не как должную, законную расплату за то, что для него делают другие". Даже когда он и знает, что уж непременно надо отступить, и уступит потом, а всё-таки прежде постарается напакостить: Дикой: "Я отдать – отдам, а обругаю!" (Действие третье, сцена первая, явление второе.) И всё же Дикой творит свои

беззакония с тайным сознанием неправильности своих действий. Но это самодурство можно прекратить только временно. Например, Кабановой это легко удаётся, так как она прекрасно знает в чём слабость своеволия Дикого: Кабанова: "А и честь-то невелика, потому что воюешь-то ты всю жизнь с бабами. Вот что". (Действие третье, сцена первая, явление второе.) Кабанова – защитница старой морали, точнее худших её сторон. Кабаниха, как её

называют некоторые герои пьесы, соблюдает только те правила "Домостроя", которые ей выгодны. Полностью она даже формально не соблюдает этот старинный закон: "… согрешающих не осуждай, вспомни и о своих грехах, позаботься, прежде всего, о них …", - гласит "Домострой". А Марфа Игнатьевна осуждает Катерину даже за то, что та неправильно попрощалась с мужем, уезжающим на 2 недели в Москву: Кабанова: "Что ты на шею-то

виснешь, бесстыдница! Не с любовником прощаешься! Он тебе муж, глава! Аль порядку не знаешь? В ноги кланяйся!" (Действие второе, явление пятое.) Кабанова признаёт не всё старое: из "Домостроя" берутся только самые жёсткие формулы, которые могут оправдать деспотизм. Но всё-таки Марфа Игнатьевна далеко не бесчувственна, как мать. Перед отъездом Тихона Варвара говорит: Варвара: "… С маменькой сидят запершись. Точит она его