Тема власти в творчестве А.С. Пушкина на основе его произведений "Борис Годунов", "Медный всадник", "Анджело" — страница 8

  • Просмотров 317
  • Скачиваний 9
  • Размер файла 48
    Кб

человека властью, а саму власть, два противодействующих друг другу типа монархического правления. К чему же это привело? «Строгая власть» не только не оказалась способной навести в государстве желаемый порядок, но превратилась в деспотию, тиранию, уничтожила всякую элементарную законность, увеличила количество зла в обществе. Лишь только Анджело вступил в управленье И всё тотчас другим порядком потекло, Пружины ржавые опять

пришли в движенье, Законы поднялись, хватая в пасти зло, На полных площадях, безмолвных от боязни По пятницам пошли разыгрываться казни, И ухо стал себе почесывать народ, И говорить: «Эхе! Да этот уж не тот». Процитированная строфа первой части поэмы фиксирует внимание не на поведении Анджело, а на проявлении типичных черт деспотичного правления. Одним из моментов этой системы оказывается и восстановленный Анджело «давно

забытый» жестокий закон: «Закон сей изрекал Прелюбодею смерть». Восстановление Анджело жестоких, давно забытых законов было нарушением реальных, уже сложившихся условий существования в обществе, где утверждались права человечности. Клавдио, один из главных героев поэмы, должен быть наказан по введенному Анджело закону, и казнь его есть торжество порядка. Но Анджело неожиданно для себя тоже подчиняется голосу природы, закону,

который он истреблял, он воспылал страстью к Изабелле, сестре Клавдио. Анджело не просто человек, плененный красотой женщины, он правитель. И он позволяет себе то, за что осуждает на смерть других. Более того, утоления своей страсти он добивается не по взаимному согласию, но при помощи своей власти: он предлагает сделку – просьба Изабеллы будет удовлетворена, Клавдио будет помилован, если она согласится стать его любовницей.

Таким образом, Анджело нарушает закон дважды – сам стремится к прелюбодеянию, принуждая к этому Изабеллу, и из корыстных целей обещает отменить казнь Клавдио. Через год после завершения поэмы в 1834 году Пушкин записал: «Анджело – лицемер, потому что его гласные действия противоречат тайным страстям»! Но Пушкина интересует не психологический феномен лицемерия, а его политическая сущность, ведь Анджело – монарх. Лицемерие

монарха есть преступление. Оттого двойное нарушение закона Анджело закономерно дополняется третьим преступлением: он не выполняет данного Изабелле слова помиловать Клавдио и отдаёт тайный приказ казнить его. В действиях Анджело Пушкин раскрывает принципы правления, для которых чужда идея справедливости – отменить казнь Клавдио – значит позволить народу и далее «нарушать закон», а то, что его нарушил правитель, о том никто