Тема великой отечественной войны в современной литературе — страница 6

  • Просмотров 288
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 27
    Кб

более широкое значение. Самые разные люди, "робкие, угрюмые, смешливые и холодные, задумчивые, женолюбцы, безобидные эгоисты, бродяги, скупцы, созерцатели, добряки", идут биться за правое дело. Оно состоит в том, чтобы изгнать врага с родной земли, уничтожить фашизм и вернуться домой к мирным заботам. Казалось бы, какие тут могут быть сомнения? Но весь роман "Жизнь и судьба" пронизан ими. Для чего соединились собранные со

всей страны люди, которые в танках мчатся навстречу смерти? Не только для того, чтобы порадовать товарища Сталина или победить и вернуться домой. Еще и затем, говорит нам писатель, чтобы отстоять свое право "быть разными, особыми, по-своему, по-отдельному чувствовать, думать, жить на свете", потому что именно в человеке, в его скромной особенности заключается единственный, истинный и вечный смысл борьбы за жизнь. К такому

пониманию свободы приводит нас Гроссман, обобщая свой огромный, мучительный опыт и предъявляя его всем — читателю, народу, государству. "Жизнь и судьба" — это роман о Сталинградской битве, которая переломила ход войны. В побеждающей армии и побеждающем народе нарастает чувство собственного достоинства, новых возможностей, полузабытое ощущение свободы. Огромная, долгожданная победа, перекрывающая всякие былые беды и

горести, по мнению писателя, — это лишь часть правого дела жизни. И до торжества его еще трагически далеко. В романе Гроссмана человек живет и воюет, идет на смерть под неусыпным надзором государства. Здесь нет народа вне государства и государства вне народа, нет жизни вне судьбы. Например, командира танкового корпуса Новикова постоянно опекает комиссар Гетманов, который еще в мирное время преуспел в борьбе с народом, и значит, в

карьере. Армия для Гетманова — это живая сила, которую командир может послать на верную смерть ради выполнения тактических и стратегических задач. А у Новикова нормальное человеческое зрение, которое не искажено профессиональным корыстным расчетом и всевозможными страхами. При виде мальчишек-новобранцев, которые походили на сельских школьников, отдыхающих на переменке между уроками, его охватывает чувство пронзительной

жалости, охватывает с "такой остротой, что он даже растерялся от ее силы". Глядя на худенькие ребячьи личики, он с удивительной ясностью понимает, что это ведь дети, которые только начинают жить. Может быть, об этих мальчишках думает командир танкового корпуса, когда решается самовольно продлить артподготовку на целых 8 минут, наперекор воле командующего фронтом и самого Верховного. Гетманов, комиссар при Новикове, не может