Тема творчества в романе Булгакова Мастер и Маргарита

  • Просмотров 149
  • Скачиваний 7
  • Размер файла 15
    Кб

Тема творчества в романе Булгакова Мастер и Маргарита «Мастер и Маргарита» есть лирико-философская поэма в прозе о любви и нравственном долге, о бесчеловечности зла, об истинном творчестве, которое всегда является преодолением бесчеловечности, порывом к свету и добру, утверждением истины, без которой человечество не может существовать.Подлинный творец, Мастер, не должен никому и ничему подчиняться. Он должен жить с

ощущением внутренней свободы, потому что именно несвобода порождает зло в разных его ипостасях, а добро рождается свободой.Герой романа – Мастер живет в Москве 20–30-х годов. Это время строительства социализма, слепой веры в правильность политики правительства, страха перед ним, время создания «новой литературы». Сам М.А. Булгаков считал самообманом самозваную «новую литературу», к которой относили себя пролетписатели, он

говорил, что любое искусство всегда «ново», неповторимо и в то же время вечно. И хотя большевики исключительно мешали Булгакову писать, печатать, ставить на сцене свои произведения, но они не смогли помешать ему чувствовать себя Мастером.Путь в творчестве героя М.А. Булгакова тернист, как и путь самого писателя, но он честен, добр, он пишет роман о Понтии и Пилате, фокусирующий в себе противоречия, которые обязаны решить свей

жизнью все последующие поколения людей, каждая мыслящая и страдающая личность. В его романе живет вера в непреложный нравственный закон, который заключен внутри человека и не должен зависеть от религиозного ужаса перед грядущим возмездием. Духовный мир Мастера раскрывается такими красивыми, высокими словами, как «любовь», «судьба», «розы», «лунный свет». И вот он соприкасается с реалиями жизни, прежде всего литературной. Ведь

им написан роман, он должен найти своего читателя. Словом «ужас» сопровождаются воспоминания Мастера о вхождении в «мир литературы».Этим миром правят Берлиоз, критики Латунский и Ариман, литератор Мстислав Лаврович, секретарь редакции Лапешникова, которой они прикрылись и которая, «стараясь не попадать своими глазами» в глаза Мастера, сообщила, что «вопрос о напечатании романа «отпадает»». Но если бы роман только не