Тема сталинизма в литературе - Осуждение сталинизма в произведениях современной литературы. — страница 3

  • Просмотров 116
  • Скачиваний 4
  • Размер файла 17
    Кб

партийной дисциплиной. Подобная мораль запрещала им выступать против линии партии. Чувствуя ее неправильность, они не нашли в себе мужества или решимости вступиться за опороченных товарищей. Многие из них оставались при этом внутренне честными, преданными старым идеалам. Но их фанатизм заставлял давать показания против невинных людей, признавать не совершенные преступления, освящать своим авторитетом беззаконие. Одни это

делали по малодушию, другие - по слепой вере.    Так, опираясь на палачей, карьеристов и прихлебателей, с одной стороны, и на слепо преданных партии большевиков, с другой, Сталин и формировал свой культ. Благодаря автору я понял, на чем держалась система сталинизма. Очень глубоки рассуждения писателя и мысли, вложенные в уста героев. Они достигают силы обобщения. Гроссман говорит, что одно слово диктатора могло уничтожить

тысячи, десятки тысяч людей. Маршал, нарком, секретарь обкома - люди, вчера командовавшие армиями, республиками, областями, сегодня могли обратиться в ничто, в пыль и, позванивая котелочками, ожидать баланды у лагерной кухни. Вся политика была направлена на то, чтобы полностью искоренить дух свободы и инакомыслия.    “Лагерю предстоит слияние с запроволочной жизнью” - так передает писатель теорию палачей, которые

доказывают, что лагерь и есть высшее торжество великих принципов. И как много сделано было этими преступниками, чтобы превратить страну в единый лагерь! Колючая проволока и караульные вышки стояли чуть не в каждом уголке великой державы.    В романе постоянно проводится параллель между лагерями - сталинскими и фашистскими. И не случайно вкладывает Гроссман в уста гестаповского теоретика Лисса рассуждения о

национализме как о главной силе XX века, о Гитлере и Сталине как о вождях нового типа. И читатель не может не согласиться, что всякая тирания, всякое беззаконие, поставленное в основу государственной политики, всякое пренебрежение интересами миллионов людей, оправдываемое “высокой” целью, родственны, какими бы теориями они ни прикрывались. Осуждение сталинизма и его преступлений в рассмотренных произведениях полное. Нет места

“идеям”, которые обрекают людей на роль бесчувственного строительного материала в руках “вершителей истории”.