Тема поэта и поэзии в творчестве М. Лермонтова

  • Просмотров 72
  • Скачиваний 7
  • Размер файла 16
    Кб

Тема поэта и поэзии в творчестве М. Лермонтова Автор: Лермонтов М.Ю. Белинский, сравнивая Лермонтова с Пушкиным, предлагает не упускать из виду прежде всего то обстоятельство, что Лермонтов — “поэт уже совсем другой эпохи”. Эта эпоха полна трагического, что и сформировало мировоззрение юного наследника пушкинской славы. Стихотворение “Смерть Поэта” написано по горячим следам событий и под непосредственным впечатлением от

них. Хотя речь идет о трагической судьбе конкретного человека, Лермонтов трактует происшедшее как проявление вечной борьбы добра, света со злом и жестокостью. Поэт гибнет от рук ничтожных людей. Это “Свободы, Гения и Славы палачи”. Поэт — гордое, независимое существо, дивный гений, явление небывалое и потому чужеродное в среде, живущей завистью, клеветой, занятой погоней за счастьем, понимаемым как чины, богатство, положение в

обществе. Столкнулось высокое и низкое, земное и небесное, и “мир дольний” вновь одержал победу. Однако есть “Божий суд”, “есть грозный суд”. Время, века, человечество скажут свое слово. Поэт-пророк — это образ, введенный в поэтический обиход Пушкиным. Таков и поэт Лермонтова. У него, как и у Пушкина, появляется образ карающего кинжала. В стихотворении “Поэт” (1838 год) Лермонтов строит лирическую композицию на сравнении своего

собрата по перу с кинжалом. Назначение поэта сродни назначению последнего. Поэзия в эпоху негероическую стала просто, если можно так сказать, побрякушкой наподобие кинжала, украшающего стену жилища. Власть над сердцами поэт променял на злато и смирился с судьбой. Эта жалкая роль недостойна того, кто способен зажигать сердца, пробуждать мысль. Стих “звучал, как колокол на башне” в прошлом, “во дни торжеств и бед народных”.

Простой и гордый язык поэзии пушкинской поры предпочтен теперь “блесткам и обманам”. Заключительная строфа — это голос самого поэта, который тяготится бездействием, для которого идеалы предшествующей эпохи не утратили ценности: “Проснешься ль ты опять, осмеянный пророк? / Иль никогда на голос мщенья / Из золотых ножон не вырвешь свой клинок, / Покрытый ржавчиной презренья?” Пушкинский пророк никогда не был осмеянным, он