Тема памяти в лирике Твардовского

  • Просмотров 126
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 14
    Кб

Тема памяти в лирике Твардовского Тема памяти о погибших в Великой Отечественной войне защитниках родины занимает в лирике Твардовского одно из центральных мест. Она возникает еще задолго до окончания войны. Так, например, в 1943 году поэт вспоминает о бойце-парнишке, убитом в Финляндии в 1940 году. Потрясенный видом по-детски маленького мертвого тела на льду, Твардовский настолько близко воспринимает пережитую трагедию, что ему

кажется, что он сам вполне мог бы стать тем убитым парнишкой:Среди большой войны жестокой,С чего, — ума не приложу, -Мне жалко той судьбы далекой,Как будто мертвый, одинокий,Как будто это я лежу, —восклицает он.Больше всего поэту не хотелось бы, чтобы подвиг юного героя был предан забвению. Он называет Финскую войну незнаменитой, а убитого мальчишку — забытым.»В стихотворении «Я знаю, никакой моей вины…» поэт пишет о том, как

мучительно оставшиеся в живых вспоминают о погибших. И хотя война не выбирает жертву и не вернуться с нее может каждый боец, те, кому судьбой было уготовлено вернуться, всегда будут чувствовать непонятную вину перед теми, кто остался лежать на поле боя.К вам, павшие в той битве мировойЗа наше счастье на земле суровой,К вам наравне с живыми голос свойЯ обращаю в каждом новом слове, —пишет поэт в стихотворении «В тот день, когда

закончилась война». Поэт не бог: ему не дано воскресить ушедших героев, но он наделен иной силой. Он способен увековечить память о павших. Твардовский называет битву мировой, подчеркивая тем самым ее кровопролитный характер. Убитым не дано было увидеть радость победного дня. Однако те, кто встретили его, в это время почувствовали особую сопричастность с судьбами ушедших.Тема памяти в лирике Твардовского достигает своего апогея

в стихотворении «Я убит подо Ржевом», написанном от имени погибшего героя. Тело его не было похоронено по обычаям предков. Оно осталось лежать в том самом болоте, где встретил герой свою гибель в бою. Солдат ушел из жизни, даже не успев осознать этого.Я не слышал разрыва,Я не видел той вспышки,Точно в пропасть с обрыва —И ни дна ни покрышки, —повествует он.Разум погибшего героя словно растворяется в мире, в земле, в реке в облаке