Тема любви в романе Тургенева Дворянское гнездо — страница 2

  • Просмотров 284
  • Скачиваний 15
  • Размер файла 16
    Кб

излюбленной манере не описывает чувства человека, освободившегося от стыда и унижения, он использует прием «тайной психологии», изображая переживания своих героев через движения, жесты, мимику. После того как Лаврецкий прочитал известие о смерти жены, он «оделся, вышел в сад и до самого утра ходил взад и вперед все по одной аллее». Через некоторое время Лаврецкий убеждается в том, что любит Лизу. Он не рад этому чувству, так как

он уже испытывал его, и оно принесло ему только разочарование. Он пытается найти подтверждение известия о смерти жены, его мучает неопределенность. А любовь к Лизе все растет: «Он любил не как мальчик, не к лицу ему было вздыхать и томиться, да и сама Лиза не такого рода чувство возбуждала; но любовь на всякий возраст имеет свои страданья, — и он испытал их вполне». Чувства героев автор передает через описания природы, которая

особенно прекрасна перед их объяснением: «У каждого из них сердце росло в груди, и ничего для них не пропадало: для них пел соловей, и звезды горели, и деревья тихо шептали, убаюканные и сном, и негой лета, и теплом». Сцена объяснения в любви Лаврецкого и Лизы написана Тургеневым удивительно поэтично и трогательно, автор находит самые простые и в то же время самые нежные слова для выражения чувств героев. Лаврецкий бродит ночью

вокруг дома Лизы, смотрит на ее окно, в котором горит свеча: «Лаврецкий ничего не думал, ничего не ждал; ему приятно было чувствовать себя вблизи Лизы, сидеть в ее саду на скамейке, где и она сидела не однажды…» В это время Лиза выходит в сад, как будто чувствуя, что там Лаврецкий: «В белом платье, с нерасплетенными косами по плечам, она тихонько подошла к столу, нагнулась над ним, поставила свечку и чего-то поискала; потом,

обернувшись лицом к саду, она приблизилась к раскрытой двери и, вся белая, легкая, стройная, остановилась на пороге». Происходит объяснение в любви, после которого Лаврецкого переполняет счастье: «Вдруг ему почудилось, что в воздухе над его головою разлились какие-то дивные, торжествующие звуки; он остановился: звуки загремели еще великолепней; певучим, сильным потоком струились они, — и в них, казалось, говорило и пело все его

счастье». Это была музыка, которую сочинил Лемм, и она полностью соответствовала настроению Лаврецкого: «Давно Лаврецкий не слышал ничего подобного: сладкая, страстная мелодия с первого звука охватывала сердце; она вся сияла, вся томилась вдохновением, счастьем, красотою, она росла и таяла; она касалась всего, что есть на земле дорогого, тайного, святого; она дышала бессмертной грустью и уходила умирать в небеса». Музыка