Тема любви в лирике А. Фета

  • Просмотров 84
  • Скачиваний 7
  • Размер файла 16
    Кб

Тема любви в лирике А. Фета Автор: Фет А.А. Тема любви является одной из составляющих теории чистого искусства, наиболее широко в русской литературе представленной в стихах Фета и Тютчева. Эта вечная тема поэзии тем не менее нашла здесь свое новое преломление и зазвучала несколько по-новому. Создание прекрасных стихов о любви объясняется не только божественным даром и особым талантом поэта. В случае с Фетом оно имеет и

реальную автобиографическую подоплеку. Вдохновением для Фета явилась любовь его молодости — дочь сербского помещика Мария Лазич. Любовь их была столь высока и неугасаема, сколь и трагична. Лазич знала, что Фет никогда не женится на ней, тем не менее ее последними словами перед смертью было восклицание: “Виноват не он, а я!” Обстоятельства ее смерти так и не выяснены, как и обстоятельства рождения Фета, но есть основания

полагать, что это было самоубийство. Сознание косвенной вины и тяжести утраты тяготило Фета на протяжении всей его жизни. Современники отмечали холодность, расчетливость и даже некоторую жесткость Фета в повседневной жизни. Но какой контраст это составляет с другим миром Фета — миром лирических переживаний, воплощенных в его стихотворениях. Фет погружен в свой собственный мир, ведь только в нем возможно соединение с любимой.

Он ощущает себя и любимую (свое второе “я”) нераздельно слитыми в другом бытии, реально продолжающемся в мире поэзии: “И хоть жизнь без тебя суждено мне влачить, но мы вместе с тобой, нас нельзя разлучить” (“Alter ego”). Поэт постоянно ощущает духовную близость со своей любимой. Об этом — стихотворения “Ты отстрадала, я еще страдаю...”, “В тиши и мраке таинственной ночи...”. Он дает любимой торжественное обещание: “Я пронесу твой

свет через жизнь земную; он мой — и с ним двойное бытие” (“Томительно-призывно и напрасно...”). Поэт прямо говорит о “двойном бытии”, о том, что его земную жизнь поможет ему перенести лишь “бессмертие” его любимой, что она жива в его душе. Действительно, для поэта образ любимой женщины на протяжении всей жизни являлся не только прекрасным и давно ушедшим идеалом другого мира, но и нравственным судьей его земной жизни. В поэме