Тема дуэли в расскахах и повестях Лермонтова, пушкина, достоевского — страница 8

  • Просмотров 561
  • Скачиваний 9
  • Размер файла 56
    Кб

может поставить вме­сто себя наемного бойца. Однако ос­корбленный боярин не собирается использовать такую возможность, поскольку верит, что физическая немощь искуплена его нравственным превосходством. Это вну­тренне признает и противник, не считающий себя правым: «Он вспомнил, что по обще­принятому понятию, в судном поединке Бог неминуемо дарует победу правой стороне, и невольно усомнился в своем успехе» (с. 369).

Неслучайно Вяземский, не рассчитывая на свою силу и ловкость, обращается к мельни­ку-колдуну, чтобы тот заговорил его саблю, Божьей силе преступник пытается противо­поставить колдовство, то есть силу дьяволь­скую (вспоминается «рука заколдованная» из «Песни про... купца Калашникова»). Мельник видит на воде, что ангелы стоят за боярина, но и у Вяземского есть свой защитник — его не принято называть вслух. Дьявол оказывается

слабее, и Вязем­ский неправдоподобно быстро теряет не только свою физическую силу, но и обыкно­венную дееспособность перед самым по­единком, который фактически состоялся, ибо вина обнаружена. Однако формально боя — физического столкновения — не было, поэтому у побежденного есть возможность оспорить решение Божьего суда (глава так и называется: «Божий суд»). Оспаривать это решение предстоит на­емному бойцу,

своеобразной «низовой» ко­пии Вяземского, — опричнику Матвею Хомя­ку. Он единственный из свидетелей («все знали, что дело Морозова свято») абсолютно «свободен» от стыда и совести, ибо готов выступить на стороне преступника, (Кстати, в самом начале романа мы видим разбойное нападение на крестьян Морозова опрични­ков во главе с Хомяком.) Его обращение к собравшимся напоминает похвальбу Кирибеевича: «Вишь... много вас, ворон

собра­лось, а нет ни одного ясного сокола промеж вас! Чтобы хоть одному выйти, мою саблю обновить, государя потешить! Эй вы, аршинники, пряхи, ткачихи?» Очевидно, что заме­на бойца влечет за собой подмену цели боя: вместо выяснения справедливости — потеха государя. Поединок духовный состоялся, впереди «силовое» противостояние, исход которого определяется несколькими причинами. Пре­жде всего, сохраняет важность

нравствен­ный аспект боя — против опричника выходит крестьянин Митька, тоже оскорбленный без­законием. Таким образом, Митька будет биться за личную обиду, но при этом и за общую правду: «Отстаивай Морозова, стой за правое дело»! В этом противостоянии играет роль уже не только духовная парадигма (борьба ангелов с бесами), но и социальная — с ненавистной опричниной сражается рус­ский народ: «Посмотрим, как мужик за