Тема детства в романе Льва Толстого Война и мир

  • Просмотров 291
  • Скачиваний 7
  • Размер файла 15
    Кб

Тема детства в романе Льва Толстого Война и мир В произведениях Толстого много образов детей. Николенька в знаменитой трилогии, Сережа в «Анне Карениной», дети в сказках и «народных рассказах» Толстого… Из всех толстовских произведений больше всего образов детей в «Войне и мире». Во-первых, это само по себе большое произведение, отражающее всю полноту бытия, вот и получилось, что герои Толстого растут, сами становятся

родителями, смена поколений и движение жизни вперед не могли не найти отражения в этом великом произведении.Но тема детства еще чем-то важна для Толстого. Детство в понимании Толстого связано с чистотой, искренностью, нетерпимостью к фальши. Толстой говорил, что если бы ег:у предоставили выбор: населить мир ангелами, никогда не меняющимися, совершенными, но не имеющими детей, или оставить мир как есть, с его несовершенством, но с

чистыми детскими душами, — он бы выбрал последнее.Лучшие герои «Войны и мира» чисты душой, как дети, искренни, способны на безоглядное чувство, главное — в их восприятии мира есть что-то детское. Пьеру свойственна детская доверчивость и незащищенность, сходна с ним в этом и Наташа. Самый образованный, умный, сильный духом герой Толстого — Андрей Болконский. Но ему в высшей степени присуще детское, непосредственное чувство

природы. Облака, река, дуб разговаривают с ним. Такое одухотворение природы свойственно первобытным народам — и детям, которые в своей эволюции проходят те стадии, которые прошло в своем развитии человечество.Своих любимых героев Толстой часто сравнивает с детьми. Наташа плачет «как ребенок», когда Пьер улыбается, исчезает серьезное, даже угрюмое выражение лица и появляется другое «детское, доброе, даже глуповатое и как бы

просящее прощения». «Особый, невинный, ребяческий вид» замечает Наташа в князе Андрее, и это даже во время его тяжелой предсмертной болезни. Улыбка князя Андрея «мужская и вместе детская». Вспоминая о своей любви к Наташе, князь Андрей всегда связывает это чувство с лучшим, что есть в нем, со своим детством. Перед смертью «все лучшие, счастливейшие минуты в его жизни, в особенности самое дальнее детство, когда его раздевали и