Тема абсурдного человека в творчестве А. Камю — страница 3

  • Просмотров 336
  • Скачиваний 9
  • Размер файла 42
    Кб

влияния Гренье на раннего Камю, замечает, что «страх перед небытиём, о котором так много говорилось в его «Островах» был началом творчества писателя»2. Автор «Постороннего» переживал этот страх перед неумолимой смертью в реальной жизни – болезнь и смерть станут не только постоянными темами его мысли, но и неотступными спутниками жизни, наделяя естественной трагичностью всё миропонимание Камю. Большое влияние на творчество А.

Камю оказали и работы Ф. Ницше. Камю был тонким ценителем и глубоким знатоком этого философа. Ему импонировал ницшевский «оптимизм, основанный на опьянении страданием»3, который и повлиял на появление в творчестве Камю цикла «Абсурда». Началом этого цикла принято считать и довоенную публицистику Камю, а именно серию репортажей 1939 года «Нищета Кабилии», в которой автор рассказывал о беднейшем районе Алжира. Статьи о Кабилии, в

которых описывались невероятная нищета алжирцев, страшная обездоленность маленьких детей, дерущихся с собаками за содержание мусорных куч, показывали абсурдное преступление: естественному стремлению человека к счастью препятствовала унизительная и сокрушающая нищета. Общефилософские мотивы концепции абсурда, выражавшей сомнение в наличии высших законов бытия, опирались на конкретные жизненные наблюдения

Камю-публициста. Само понятие «абсурд» и близкие к нему по смыслу термины и словосочетания неоднократно возникают под пером молодого журналиста: «абсурдная система», «безвыходная ситуация», «порочный круг». На абсурд мира проступал не только в постыдной бедности человека, вынуждающей его жить на границе человеческого и нечеловеческого, но и в его пронзительной беззащитности, перед неумолимыми силами

государственно-полицейской машины. Присутствуя по долгу службы на ряде судебных процессов, начинающий писатель мог воочию убедиться в частой беспомощности обвиняемых из простого люда перед «сухой буквой» закона. Нелепица бездушного судопроизводства, безжалостно сокрушавшая обездоленных людей, порой не способных и слова сказать в своё оправданье, оказывалась ещё одним ликом вселенского абсурда. Наряду с началом

публицистической деятельности, заметно повлиявшей на становление художественного мышления Камю, большое значение для его эстетического сознания и самопознания имело обращение к литературно-критическому творчеству. Особый интерес Камю проявлял к романам А. Мальро «Завоеватели» и «Удел человеческий», из которых он воспринимает идею абсурда. Размышляя над творчеством Мальро, Камю отмечает, что он пытается на конкретном,