Тема абсурдного человека в творчестве А. Камю — страница 2

  • Просмотров 337
  • Скачиваний 9
  • Размер файла 42
    Кб

опираясь на труды таких литературных критиков, как Кушкин Е. П., Раткевич А. М., Фокин С. Л., Шервашидзе В. В. И др., показать особенности раскрытия проблемы абсурдности человека в творчестве А. Камю, и в частности в таких его произведениях, как «Посторонний», «Миф о Сизифе», «Калигула». Построенная цепь определяет следующие задачи: познакомиться с работами, изучающими творчество А. Камю; выяснить истоки проблемы абсурдности человека

в творчестве писателя; определить, что вкладывает Камю в понятие «абсурда»; проследить, как представлена проблема абсурдности человека в романе «Посторонний», в эссе «Миф о Сизифе» и в трагедии «Калигула». Истоки темы абсурдности в творчестве А. Камю. К проблеме абсурдности мира А. Камю обращается ещё в раннем своём творчестве. Темы бедности, одиночества, болезни, беззаботной юности вошли в отдельные эссе-новеллы сборника

«Изнанка и лицо», первой книги Камю, вышедшей в 1937 году. Этот сборник – исходный пункт становления творческого метода писателя. Он приходит к пониманию того, что произведение не может быть простым описанием отдельных эпизодов жизни. Писатель утверждается в изначальной идее трагичности жизни. Неприметные судьбы бедняков приобретают в его сознании очертания устойчивого идеологического образца абсурдности мира. Само слово

«абсурд» впервые возникает уже в этом первом сборнике. В небольших эссе автор приходит к одному из главных принципов своего мировоззрения, сформулированному в её названии – понимания жизни как многоликого начала, как диалектики «изнанки» и «лица». Болезнь, смерть, одиночество, нищета изнурительная работа, притупляющая человеческие чувства, - это всё тёмная сторона существования, которая уже в раннем творчестве Камю занимает

главенствующее место. На всё творчество А. Камю повлияло его знакомство с представителем философии Жаном Гренье и его книгой «Острова». В ней Камю встречает темы, созвучные его собственному трагическому мироощущению: страх человека перед небытиём, перед головокружительными безднами бытия, неизбывное одиночество человека и его непреодолимое стремление к счастливому единению с миром. Вот одна из читательских заметок молодого

Камю, позволяющая наглядно представить меру воздействия учителя на его духовную жизнь: «Прочитал книгу Гренье… Единство его книги заключается в постоянном присутствии смерти. Я бы сказал так: само по себе мировоззрение Гренье, ничего не изменяя в моём существе, делает меня более серьёзным, более проникнутым серьёзностью жизни. Я не знаю другого человека, так сильно воздействующего на меня»1 Е. П. Кушкин, затрагивая проблему