Телеграф в поэтическом мире Тютчева: тема и жанр — страница 7

  • Просмотров 438
  • Скачиваний 9
  • Размер файла 32
    Кб

c'est trop long p. le télégraphe»... [Тютчев,1933–1934, 2 – 407]. Таким образом, с жанром «телеграфного хокку» поэт не справился с первого раза. Пришлось сочинять новый, более лапидарный вариант: Есть телеграф за неименьем ног, Неси он к вам мой стих полубольной. Да сохранит вас милосердый бог От всяких дрязг, волнений и тревог, И от бессонницы ночной. (2, 170) К этому автографу приписано: «Voilá des vers assez mauvais p. plaire au [нрзб.]» [Тютчев,1933-1934, 2 – 408]. Два текста, о

которых идет речь, находятся между собой в сложных отношениях – первый (который «лучше») не проходит телеграфной цензуры (слишком длинный), второй («гораздо худший») должен его заменить. Таким образом, второй текст можно рассматривать как перевод на «телеграфный язык» первого. Следует указать на общие мотивы текстов, а затем – на различия между ними, это даст нам описание механизма «перевода». В первом варианте 44 слова, во

втором варианте – 27. Очевидно, сокращение объема сделало возможной передачу текста по телеграфу [13]. Обращает на себя внимание смена стихотворного размера. Четырехстопный хорей с прихотливой строфикой (ААбАб ВгВВг), уже опробованный в связи с телеграфной темой, сменяется вольным ямбом (55554; абааб). Стиховая форма здесь небезразлична. Хорей у Тютчева связан, в частности, с темой быстрого движения, пятистопный ямб со сплошными

мужскими клаузулами встречается позднее – в двух статуарных медитациях на тему Vanitas («От жизни той, что бушевала здесь» и «Брат, столько лет сопутствовавший мне»). Отметим, что тютчевские «дублеты» вообще часто связаны со сменой размера, и могут быть рассмотрены в связи с этим как трансформации темы в разных эмоционально-интонационных регистрах. Первый текст начинается с полуиронических самоуподоблений (евангельского и

гомеровского), которые подготавливают мифологизацию телеграфа (ему посвящены два стиха из 10). Движение поэтического сюжета здесь таково: «Описание беспомощного героя – волшебное перенесение слова – описание волшебного локуса, связанного с адресатом». Отсутствует собственно «именинный» ритуальный компонент – пожелания (точнее, он редуцирован до стиха «И с надеждой, и с тревогой»), зато текст вписывается в парадигму других

тютчевских стихотворений о «волшебном перемещении в пространстве/времени» («Глядел я, стоя над Невой» – в оптативе, «Вновь твои я вижу очи», «Я встретил вас, и все былое» – в ирреальном наклонении). Петергоф описан здесь как рай (ср. сходное соединение фонтанов и зелени внутри блаженного замкнутого пространства [здесь – «угол»] в ст. «Пошли, Господь, свою отраду»). Во втором тексте сохранены главные темы зачина первого («привет