Техносфера как объект философской рефлексии — страница 3

  • Просмотров 389
  • Скачиваний 11
  • Размер файла 24
    Кб

физики и механики Нового времени были одновременно и математиками: Декарт, Лейбниц, Галилей, Ньютон, Эйлер, Лагранж, Даламбер и др. Но вся магия математических соотношений рушится перед простым вопросом: где находятся законы природы? Самое любопытное здесь вот что. Создается впечатление, что ученые и философы, рассуждающие о законах природы и их статусе, либо никогда не читали Канта, либо же читали, но никогда его не понимали.

Видимо, сложившийся стиль мышления в научном сообществе тверже бетона. Ведь революционное доказательство Канта, содержащееся в «Критике чистого разума» [6] в том и заключается, что без познающего субъекта вообще бессмысленно говорить о законах науки. Анализируя механику Галилея и физику Ньютона, Кант приходит к выводу, направленному против эмпиризма, а именно: разум не просто обобщает факты, полученные индуктивным способом, а

законодательствует, то есть предписывает законы природе. Гравитация, конечно, существует объективно, но закон обратных квадратов формулирует человек (Гук и Ньютон). Ведь материальная точка не может знать, что ей надо притягиваться к другой частице по закону обратных квадратов. Это может знать и формулировать в виде научного суждения, то есть закона, только познающий субъект. Не прибегая к идеализации, не вводя научные «эйдосы»,

нельзя было создать науку, ибо последняя могла возникнуть лишь тогда, когда изучение природных объектов выходит на абстрактный уровень, когда можно ввести в познавательный процесс суждения, «синтетические априори». Вот и возникли в ходе научной революции ХVII века эти абстракции – «законы». Но платой за данный прогрессивный шаг в познавательной деятельности стала их объективация, онтологизация. А между тем это не такая уж

безобидная процедура. Воистину, «плюсы» и «минусы» научного прогресса неразрывны как магдебургские полушария. Редукционистская методология и сциентистский стиль мышления – прямое следствие онтологизации законов природы и общества. Механицизм, социал-дарвинизм, географический детерминизм, физикализм, физиологизм в понимании психики, «кибернетизм», «синергетизм», экономический детерминизм и технократизм расцветали и

существуют именно на почве отрыва законов от познающего субъекта. Все эти формы редукционизма, как детерминистские, так и индетерминистские (особенно в современной «хаосологии») по-прежнему «живут и побеждают» [9; 11; 12]. Философ при анализе подобных экстраполяций конкретно-научных концепций на область мировоззрения и общей картины мира должен проявлять ту осторожность, которую в подобных случаях проявлял Гегель, а не хвататься