Тайные ордена Масоны — страница 5

  • Просмотров 10761
  • Скачиваний 459
  • Размер файла 102
    Кб

лорд Ловель назначил капитана Джона Филипса Великим провинциальным мастером «для всей России». Таким образом, первона­чальное масонство пришло к нам, как и везде на кон­тинент, из Англии, но, разумеется, здесь еще не может быть и речи о русском масонстве, и Филипс, конечно, распространял орденское учение лишь в тесном кругу своих единомышленников, переселившихся в Россию. Этот кружок, по-видимому, твердо держался в течение всего

периода немецкого засилья при Анне Иоановне, так как уже десять лет спустя (1740 г.) английская Великая ложа назначила нового гроссмейстера для Poccии в лице генерала русской службы Джемса (Якова) Кейта , может быть, к этому времени и следует отнести первые случаи вступления русских в масонский союз: недаром русские братья считали именно Кейта основателем масонства в России. Первоначальный период существования масон­ства в России

характеризуется в общем отсутствием какой бы то ни было национальной окраски. Масонство было лишь модой, притом сравнительно весьма мало распространенной, «игрушкой для праздных умов», по выражению Елагина, и лишь в самом конце этого периода замечаются признаки некоторой связи между масонст­вом и смутно поднимающимися в лучшей части общества идеалистическими потребностями; эти признаки указы­вают нам на возможность

скорого наступления того момента, когда положительное содержание масонского учения сделается доступным и близким для русских людей, оказывая им серьезную поддержку в их неясных стремлениях к построению первого в России цельного общественного мировоззрения. *Настоящая история масонства в России начинается лишь в семидесятых годах, когда одновременно возни кают у нас две масонские системы, пользовавшиеся крупным успехом.

Ложи этих систем — так называемые елагинской и циннендорфской (шведско-берлинской) - работали в этот период времени, главным образом, первых трех степенях «иоанновского» или «символического» масонства, преследовавшего цели религиозно-нравственного воспитания человека. Здесь русские масоны работали над приведением «дикаго камня» (символ греховного человека) в «совершенную кубическую форму» (очищение от пороков),

приобретали широкие сравнительно с прежними религиозные понятия, глубоко задумывались над вопросами веры и нравственности, упорной работой воспитывали в себе человека. Кажущаяся в наше время несколько бледной масонская мораль оказала благотворное влияние на общество, служа в то же время реакцией против модных течений западно-европейской скептической мысли. Главная роль в этом периоде истории русского ма­сонства