Тайные общества России в 19 веке

  • Просмотров 2592
  • Скачиваний 210
  • Размер файла 10
    Кб

Партии После победы над Наполеоном и ссылки французского императора на о. Св. Елены Александр ? возвращается в Россию на вершине своего могущества. Казалось бы, теперь он мог бы осуществить свои юношеские идеалы по облегчению жизни ремесленников, крестьян и особенно крепостных. Не смотря на усталость и разочарование в своих ближайших друзьях, он продолжает реформаторскую деятельность, начатую еще до 1812 г. В частности,

Александр занимается разработкой проекта поэтапной ликвидации крепостного права. Одновременно он предоставляет подданным невиданную в России возможность открыто высказываться о положении дел в государстве. И все же Александр видел, что крепостническая Россия с ее опорой на помещичье дворянство не готова принять даже мало-мальски либеральную конституцию. Автономия университетов привела к огульной критике действий

правительства, а заодно и царя. Такого же безответственного критиканства придерживались газеты и журналы. Непонимание готовящихся реформ, заставило Аракчеева, которому Александр безгранично доверял, принять к вольнодумцам ряд жестоких мер: часть профессоров из Московского и Казанского университетов были уволены и отданы под суд, ужесточается цензура над печатью, создается Министерство духовных дел и народного просвещения,

контролирующее образование, воспитание и духовную жизнь российских подданных. Возвратившееся после войны русское офицерство принесло свежие идеи, которые, по их мнению, могли в короткие сроки переделать Россию по западным образцам. Начали создаваться тайные общества, приведшие затем к декабрьскому восстанию на Сенатской площади в 1825 году. Многие идеи вернувшихся из заграницы офицеров совпадали со взглядами Александра, но

вскоре он убедился, что немедленные реформы, сделанные кавалерийским наскоком, к добру не приведут, и повелел всякие тайные общества и заодно масонские ложи, напоминавшие несерьезную игру в якобинские клубы, повсеместно закрыть. Эти распоряжения царя в дальнейшем были определены как время разгула реакции. Советская историография оценивала тайные общества не иначе как революционные, способные немедленно превратить Россию в