Тарас Бульба Гоголя - гимн бандитизму? — страница 4

  • Просмотров 208
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 19
    Кб

пропагандистские клише. Бандитский характер козацкого сообщества поддерживался во многом благодаря глубокому невежеству, низкому интеллектуальному уровню козаков. При походном и разгульном образе жизни, который вели запорожцы, никаких школ в Сечи быть не могло. Для людей высокого общественного положения было престижно отправлять сыновей в монастырскую бурсу. Но целью обучения было только научить их читать, писать и

считать, так как это приносило практическую пользу для дальнейшей бандитской карьеры. Но более глубокие знания и самостоятельность мышления считались ненужными и даже вредными. Тарас говорил: «Это все дрянь, чем набивают головы ваши; и академия, и все те книжки, буквари и философия – все это ка зна що, я плевать на все это!» Только люди с ограниченным интеллектом могли занять видное положение в козацкой среде, так как у них не

было возможности понять убогость своей жизни и весь ужас своих деяний. Остап легко вошел в запорожскую среду, так как он был типичным «человеком толпы», которым можно было легко манипулировать. «Он редко предводительствовал другими в дерзких предприятиях ..., но зато он был всегда один из первых, приходивших под знамена предприимчивого бурсака.» «Остап считался всегда одним из лучших товарищей.» Что бы ни творила ватага, частью

которой он считал себя, - от кражи яблок до убийства женщин и детей – он никогда не возражал и даже не задумывался над аморальностью своих действий. Раз мои товарищи это делают, значит это дело правое, значит и я буду его делать. Людям с более высоким интеллектом и более высокими моральными нормами было труднее. Они либо глушили тоску в горелке, либо чувствовали потребность вырваться из этой среды. Таким был Андрий. Потребность в

самостоятельности мышления, потребность быть не частью толпы, а личностью была у него неосознанной и выражалась вначале просто в том, что он «бродил один где-нибудь в уединенном закоулке.» Его тянуло в другой мир, «где жили малороссийские и польские дворяне и домы были выстроены с некоторою прихотливостью.» Его угнетала животная атмосфера Запорожской Сечи, с бесконечной чередой убийств, грабежей и пьянок. У него была

потребность в общении с нормальными людьми. И встреча с полячкой, так не похожей на девушек и женщин из козацкой среды, стала для Андрия только поводом для того, чтобы порвать с запорожцами. Но Андрий связан дикой традицией, которая делит людей на «своих» (козаки) и «чужих» (поляки, татары, жиды и т.д.). Он еще молод и не знает, что главным судьей человека должно быть не мнение дикой толпы, а веление его собственной совести. Он не может