Святослав Владимирович — страница 3

  • Просмотров 365
  • Скачиваний 4
  • Размер файла 23
    Кб

центра, ощущается явная тенденциозность при подборке фактов. Столь эрудированный исследователь, каковым является академик Рыбаков, составляет свою концепцию, отбирая лишь те свидетельства источников, которые соответствуют его схеме, отбрасывая все прочие. Особенно ярко это видно на приводимых им примерах из Никоновской летописи, где ничего не сказано о «богатыре Малвреде сильном». Тем не менее, Б.М.Клосс, специально

исследовавший источники Никоновской летописи, не поддержав академика в его поисках «летописца времени Аскольда», заявляет, что «гораздо более убедительной выглядит гипотеза Б.А.Рыбакова об использовании древнего источника в группе кратких записей на пространстве 6486 - 6516 гг., относящихся ко времени княжений Ярополка и Владимира (известия о посольствах, о войнах с печенегами, крещении печенежских ханов, о явлениях природы и

др.)» 11. Оценивая эти уникальные известия Никоновской летописи, Клосс, с одной стороны, в целом поддерживает Рыбакова, но с другой — соглашается с Н.М.Карамзиным в том, что здесь летописцу открылось «свободное поле для вымыслов» 12. Последнее отчётливо проявляется в оценках Клоссом известий о многочисленных папских посольствах в статьях Никоновской летописи, соседствующих с известиями о Святославе Владимировиче и Андрихе

Добрянкове. Здесь Клосс поддерживает предостережение М.Н.Тихомирова, что подобные известия могли быть сочинены в конце XV — XVI в., когда имелись тесные связи с папской курией 13. В подкрепление этой точки зрения Б.М.Клосс приводит цитату из работы Л.Н.Годовиковой, опирающейся, в свою очередь, на Антонио Поссевино — папского посла в Россию. Вспоминая об одном из официальных приёмов посольства у Ивана IV, «Поссевино писал в своем

трактате: "Под конец пира при наступившем молчании великий князь произнес очень важную речь о союзе и дружбе своих предков с папой Римским"» 14. Не опираясь на конкретные факты или данные источников, Б.М.Клосс далее пишет: «С той же целью, по-видимому, введены в летопись сообщения о прибытии в Киев послов царей греческих, королей чешских, угорских и польских. То, что подобные известия подбирались с достаточным произволом,

показывает статья 6500 г.: здесь сообщается о приходе послов Андриха Чешского, тогда как последний занял престол лишь в 1012 г.» 15 Подобное утверждение выглядит странным, поскольку возникает резонный вопрос: «В чём же тогда признаваемая Клоссом ценность концепции Рыбакова о существовании в конце Х — началe XI в. древлянского летописания, если подавляющее большинство известий, приписываемых Рыбаковым древлянскому летописцу, на