Судьи и подсудимые в комедии А.С. Грибоедова Горе от ума

  • Просмотров 150
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 16
    Кб

Судьи и подсудимые в комедии А.С. Грибоедова «Горе от ума» Автор: Грибоедов А.С. Формулировка темы отсылает читателя к начальной фразе известного монолога Чацкого «А судьи кто?..», следующей за репликой Фамусова: «Не я один, все так же осуждают». Надо заметить, что до этого момента разговор идет в довольно мягком тоне со стороны Фамусова: он выражает сожаление, что «с эдаким умом» молодой человек нигде не служит. Чацкий же сразу

заостряет конфликт: сначала следует более чем резкая реплика Нельзя ли пожалеть о чем-нибудь другом? И похвалы мне ваши досаждают, - а затем и монолог, в котором переосмысляется слово «судить»: вместо значения «считать, полагать» оно приобретает смысл судебный обвинительный. Можно заметить, что Чацкий делает выпад первым,- другая сторона не совершает прямого нападения, а только выражает недовольство несходством взглядов.

Чацкий же как бы предвосхищает и даже провоцирует дальнейшее развитие конфликта, где общественное мнение, «суждение» превратиться в судилище толпы «мучителей» над одиночкой-бунтарем. Приговор такого суда – признание человека не таким, как все и изгнание из общества – суров и невыносим для того, кто не мыслит себя без этого общества, кто высшей целью своей жизни ставит добиться положения в нем. Такого человека подобный

приговор больше всего страшит, и он стремится всеми силами приспособиться к обществу, жертвуя своей индивидуальностью. Таких героев в пьесе большинство. Каждый из них по-своему обнаруживает страх пред общественным мнением: и Фамусов с его паническим: «Под суд, под суд!», с его комичным ужасом при воспоминании о Марье Алексеевне; и Репетилов, храбрец и бунтарь на словах, тушующийся от возгласов: Мсье Репетилов! Вы! Мсье Репетилов!

Что вы! Да как вы? Можно ль против всех! Да почему вы? Стыд и смех, - и покорно отвечающий: «Простите, я не знал, что это слишком гласно». Как мы видим, ен смеют «свое суждение иметь» только такие заведомо беспринципные герои, как Молчалин, даже Платон Михайлович Горич, прекрасно зная Чацкого, после некоторого колебания предает друга, не в силах противостоять общественному суждению («Ну все, так верить поневоле»). Только Чацкий не в