Судебная реформа в XIX веке — страница 5

  • Просмотров 2250
  • Скачиваний 207
  • Размер файла 24
    Кб

выяснения пожеланий дворянства об отмене крепостной зависимости, в 1858 г. представили свои предложения. Их “постоянно и внимательно читал Александр II, писал А. В. Головин. Член Владимирского комитета И. С. Безобразов заявил о невозможности крестьянской реформы без судебной. Если последняя не будет осуществлена, то выход из крепостной зависимости приведет крестьян к тому, что “…лишив их защиты крепостной власти, передать на

жертву произвола, жадности и лихоимства чиновников. Что, если одно крепостное право, то суровое, то мягкое, заменится другим, всегда суровым и никогда не смягчающимся? Напрасны будут труды наши, напрасны жертвы” . Член Рязанского губернского комитета князь С. Б. Волконский и А. С. Офросимов видели в судебной реформе единственную гарантию реализации законодательства об отмене крепостного права. “…Без судебной реформы останутся

не удовлетворены интересы дворянства”. “Важное обеспечение исправного поступления повинностей к владельцам, - отмечал член Рязанского комитета А. И. Кошелев, - заключается в надлежащем устройстве… судебных властей”. Если судоустройство останется “чиновничье под надзором других чиновников, то недоимок накопится много: помещики предпочтут их терпеть, чем тратить вдвое на подкуп должностных лиц, а крестьяне, и не внося

оброков, будут разорены данями в пользу блюстителей общественного беспорядка и таковой же безнравственности”. Без судебной реформы невозможно обеспечить неприкосновенность личности и собственности. Гарантировать беспрепятственное владение, пользование и распоряжение землей крестьянству мог только суд. Он же обеспечивал в этом случае и интересы помещика, рассчитывавшего на вознаграждение. Однако юстиция была

неудовлетворенна. По силе и резкости выделялось мнение А. М. Унковского – лидера тверского дворянства, служившего долгое время судьей и знавшего правосудие “изнутри” . Суд “у нас не значит ничего, - писал он, - Администрация держит всю власть и отдает чиновников под суд тогда, когда это будет угодно их начальникам” . Поэтому “администрация наша представляет целую систему злоупотребления, возведенную на степень

государственного устройства… При этой системе нигде нет права и господствует один низкий, необузданный произвол, уважающий только деньги и общественное положение”. Губернские комитеты предлагали ввести конкретные институты, оздоровляющие юстицию. Парначев предлагал открыть судопроизводство с независимым судом, упростить следствие, обязать полицию отвечать перед судом. Аналогичные мысли высказывал один из членов