Судьба последних представителей династии Романовых — страница 6

  • Просмотров 1743
  • Скачиваний 147
  • Размер файла 31
    Кб

женщин, детей, составлявших толпы голодных и недовольных верноподданных, были и до, и после Кровавого воскресенья. (События 1903 г. в Златоусте ____________________ 1 Шацилло К. Николай II: путь к трагическому концу // Свободная мысль. 1998. №7. С.73-74. – 69 убитых, 250 раненых, Ленский расстрел – 202 убитых, 170 раненых, в Костроме в 1915 г. – убито 12 человек, 45 ранено, в Иванова – 30 человек убито, 53 ранено.) Эти и другие факты говорят о том, что народное прозвище

последнего российского царя Николай Кровавый дано не без оснований. Хотя в Николае II не было личной жестокости, для него все казнимые и расстреливаемые были просто послушной безликой серой массой. Его поступками двигало желание сохранить в стране неограниченное самодержавие. И здесь мы сталкиваемся с еще одним парадоксом в характере самодержца: он не любил личной власти, Более того – явно тяготился ею. Государственные дела

для него настолько интересны и утомительны, что он не читал докладов даже председателя совета министров, охотно поручал это другим. Но и ограничивать свою власть он не собирался, т.к. вопрос о сохранении в России самодержавия стал для Николая II символом веры, не подлежащим никакому сомнению. Последний российский император не только не давал назревших реформ, но даже, если у него их силой вырывало революционное движение, упорно

стремился отобрать назад то, что было дано в " минуту колебаний". Все это подталкивало страну в новую революцию, делало ее совершенно неизбежной. В годы I мировой войны начался полный развал самодержавной власти. Царь окончательно выпустил из рук бразды правления страной, и государственная власть фактически оказалась в руках царицы, на которую оказывал огромное влияние Григорий Распутин. "Подумай, женушка моя, - писал

Николай II Александре Федоровне 25 августа 1915 г. – не прийти ли тебе на помощь муженьку, когда он отсутствует? Какая жалость, что ты не исполнила этой обязанности давно уже, или хотя бы во время войны! Я не знаю более приятного чувства, как гордиться тобой, как я гордился все последние месяцы, когда ты неустанно докучала мне, заклиная быть твердым держаться своего мнения"1. Царица и раньше не знавшая преград, развернулась вовсю.

Один из эмигрантов крупный историк и монархист по своим убеждениям, изучая переписку царицы, писал: " письма царицы в полной мере подтверждают, что Александра играла решающую роль в установлении курса внутренней политики и в деле правительственных назначений… С июня 1915г. начинается особенно настойчивое вмешательство Александры, т.е. Распутина в министерские назначения, а затем она все усиливается в геометрической