Судьба поколения 1830-х годов в лирике М.Ю.Лермонтова

  • Просмотров 97
  • Скачиваний 7
  • Размер файла 15
    Кб

Судьба поколения 1830-х годов в лирике М.Ю.Лермонтова Автор: Лермонтов М.Ю. На 30-е годы 19 века приходилась «эпоха безвременья». Историки говорят, что она наступает тогда, когда одна общественная идея уходит, а другая не успевает образоваться. М.Ю.Лермонтов, будучи поэтом, неравнодушно воспринимал действительность и все свои мысли, переживания излагал в стихах. Тема судьбы поколения присутствует у поэта во всём творчестве, в том

числе и в лирике. Одним из главных стихотворений, связанных с этой проблемой, можно считать «Думу». Само название, обозначающее размышление, говорит нам о жанре данного произведения. Личные местоимения, употреблённые Лермонтовым («наше», «мы»), подразумевают его принадлежность к поколению, о котором он пишет: «… его грядущее – иль пусто, иль темно…», - потому что человек не может быть свободен от общества. С помощью слов:

«Печально я гляжу на наше поколенье!», - мы понимаем отношение автора к своим современникам, он не равнодушен к обществу, окружающему его. Прочитав эти стихи, мы можем точно охарактеризовать поколение поэта. Оно малодушно и холодно (« … в бездействии состарится оно», «… и жизнь уж нас томит, как ровный путь без цели…», « … ни вкуса нашего не радуя, ни глаз…», «И ненавидим мы, и любим мы случайно»). Также стихотворение помогает нам

понять социальную принадлежность многих из поколения Лермонтова ( «Богаты мы, едва из колыбели…»), их моральную позицию ( «…Перед опасностью позорно малодушны и перед властию – презренные рабы», « К добру и злу постыдно равнодушны, в начале поприща мы вянем без борьбы…»). Эти люди «иссушили ум наукою бесплодной», им скучны занятия, которые были по нраву предкам, их не радуют ни стихи, ни искусство, они несчастны. Подведя итог,

поэт посчитал правильным в конце своего произведения вынести приговор, которого оказалось достойно поколение, находящееся вокруг него: Толпой угрюмою и скоро позабытой Над миром мы пройдём без шума и следа, Не бросивши векам ни мысли плодовитой, Ни гением начатого труда. И прах наш, с строгостью судьи и гражданина, Потомок оскорбит презрительным стихом, Насмешкой горькою обманутого сына Над промотавшимся отцом. Значит, эти