Судьба интеллигенции в революции на примере романа А. Фадеева «Разгром»

  • Просмотров 81
  • Скачиваний 7
  • Размер файла 17
    Кб

Судьба интеллигенции в революции на примере романа А. Фадеева «Разгром» Читая роман А. Фадеева «Разгром», невольно задумываешься, кто больше нужен России: думающий, образованный, много знающий и понимающий человек или же беспрекословный исполнитель чужой воли. Во все времена по-настоящему талантливым и умным людям в нашей стране всеми силами преграждали дорогу. Создается впечатление, что Россия намеренно хочет оставаться

последней среди других стран. Сколько великих ученых было подвергнуто жесточайшим репрессиям уже в советские годы, какой величайший умственный потенциал был уничтожен в сталинских лагерях! Безусловно, тоталитарному механизму нужны были люди-винтики, не смеющие поднять головы. Но и в наши дни, когда, казалось бы, Россия встала на путь демократизации, проблема интеллигенции, на мой взгляд, осталась одной из наиболее острых.

Желая разобраться в ней, я перечитываю роман Фадеева «Разгром», в котором автор на примере гимназиста Мечика, быть может сам того не желая, затрагивает эту проблему и показывает весь трагизм ситуации, пытаясь высмеять сословие «чистеньких». Павел Мечик, едва оперившийся юнец, устремился к романтике революционной борьбы. Он и подумать не мог, что революция — это желание кучки авантюристов сыграть на людских страданиях или (как

это было в случае с персонажем романа) на наивном детском романтизме. Мечик весьма смутно представлял, что его ожидает, но в каждой его «жилке играла шумная кровь, хотелось борьбы и движения». Он видел себя своим в стане людей «в одежде из порохового дыма и героических подвигов». Павел мечтал о том, что попадет в братство сильных и справедливых, но все его розовые мечты разбились о суровую действительность и рассыпались осколками

прежней городской жизни по бескрайней тайге. Его знакомство с партизанской жизнью началось с неудачи — его избили, не разобравшись, будущие «собратья». И началась полоса разочарований в жизни восторженного юноши... «Окружающие люди нисколько не походили на созданных его пылким воображением. Эти были грязнее, вшивей, жестче и непосредственней <...> Они издевались над Ме-чиком по всякому поводу — над его городским пиджаком, над