Судьба деревни в творчестве И. А. Бунина — страница 3

  • Просмотров 226
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 25
    Кб

озверел. А.П. Чехов жесткими, беспощадными штрихами рисовал деревню. Он не только не ощущал желания подкрашивать и прихорашивать жизнь «свободного» мужика. Мужик стал кулаком, - следовательно, мужик утратил симпатии интеллигента. Таков смысл чеховского отношения к деревне. Приблизительно также смотрит на деревню и Бунин. Мрак и грязь - и в физической, и в умственной, и в нравственной жизни, - вот все, что видит Бунин в современной

деревне по мнению Воровского. Вот, например, лежит при смерти старик. Еще он жив, а уже в сенцах стоит гроб сосновый, уже невестка разваливает тесто для пирогов. И вдруг старик выздоровел. «Куда было девать гроб? Чем оправдать траты? Лукьяна лет пять проклинали потом за них, сжили попреками со свету, изморили голодом, стравили вшами и грязью». Или еще извольте: «В ночь под рождество, в лютую метель, мужики из Колодзей удавили в

Курасовском лесу караульщика, с тем, чтобы разделить для каких-то колдовских целей веревку, снятую с мертвого». Но что особенно поражало главного героя повести Кузьму, так это то, что деревня сама не верила тому, что делала. Вот удавили человека из-за веревки, - «но верили ли они в эту веревку? Ой, слабо! Это нелепое и страшное дело совершено было с беспощадной жестокостью, но без веры, без твердости... Да у них и ни во что нет веры». -

«Все выродилось...» - прибавляет он грустно. Безотрадна картина жизни деревни, которую рисует Бунин, безотрадна психика мужика, даже в моменты наивысшего подъема общественной борьбы, безотрадны и перспективы будущего среди этих мертвых полей, перекрытых свинцовыми тучами. «Идиотизм деревенской жизни» тесно связан с самим укладом деревенской жизни, с деревенским трудом, с тесным кругозором, с изолированностью и замкнутостью

интересов и быта деревни. Вот как описывает Бунин деревню того времени: «Косо неслась белая крупа, падая на черную, нищую деревушку, на ухабистые, грязные дороги, на конский навоз, лед и воду; сумеречный туман скрывал бесконечные поля, всю эту великую пустыню с ее снегами, лесами, селениями и городами, - царство голода и смерти...» Сам Бунин так говорил корреспонденту одной из одесских газет: «По поводу моей последней повести

«Деревня» было очень много толков и кривотолков. Большинство критиков совершенно не поняли моей точки зрения. Меня обвиняли в том, что я будто озлоблен на русский народ, упрекали меня за мое дворянское отношение к народу и т.д. И все это за то, что я смотрю на положение русского народа довольно безрадостно. Но что же делать, если современная русская деревня не дает повода к оптимизму, а, наоборот, ввергает в безнадежный