Судьба деревни в изображении современных писателей (В. Распутин "Прощание с Матёрой", А. Солженицын "Матрёнин двор") — страница 7

  • Просмотров 1628
  • Скачиваний 149
  • Размер файла 22
    Кб

направили его судьбу в Торфопродукт, куда легко можно было приехать, но уехать - невозможно. В этом посёлке смешались две эпохи - "однообразные худо штукатуренные бараки тридцатых годов и, с резьбой по фасаду, с остеклёнными верандами, домики пятидесятых". Но жители и тех и других в равной степени вдыхали вонь и копоть из фабричной трубы. Вот куда может завести мечта о тихом уголке России! А ведь там, откуда приехал рассказчик,

"дул такой свежий ветер ночами и только звёздный свод распахивался над головой". Но лучше свободно вдыхать фабричные выхлопы, чем наслаждаться красотами природы за колючей проволокой. На торфяном посёлке скитания рассказчика не закончились. Судьбе было угодно, чтобы остановился он в соседней деревушке с ничего не говорящим названием - Тальново, в доме "с четырьмя оконцами вряд на холодную некрасную сторону и с

украшенным под теремок чердачным окошком". Избу построили давно и добротно, на большую семью, а жила в ней теперь одинокая женщина лет шестидесяти. Безмолвную, с кругловатым жёлтым, больным лицом хозяйку звали Матрёна. О ней мы узнаём гораздо больше, чем о рассказчике. Эта женщина с незатейливым, деревенским именем много работала, несмотря на болезнь, работала бесплатно: "не за деньги - за палочки". Пенсию ей не платили. У

Матрёны в избе жили колченогая кошка, подобранная из жалости, мыши и тараканы. "Но не потому были мыши в избе, что колченогая кошка с ними не справлялась: она как молния за ними прыгала в угол и выносила в зубах. А недоступны были мыши для кошки из-за того, что кто-то когда-то оклеил Матрёнину избу зеленоватыми обоями, да не просто в слой, а в пять слоёв. Друг с другом обои склеились хорошо, от стены же во многих местах отстали - и

получилась как бы внутренняя шкура на избе. Между брёвнами избы и обойной шкурой мыши и проделали себе ходы и нагло шуршали, бегая по ним даже и под потолком". Солженицын описывает деревенский быт с изрядной долей иронии. Желание выполнить работу наверняка, чтобы потом переклеивать не пришлось, оборачивается многочисленными неудобствами для животного ("кошка сердито смотрела вслед шуршанию мышей, а достать не могла") и

людей. Матрёна Васильевна избу не жалела - ни для мышей, ни для тараканов, ибо в шуршанье мышей, непрерывном, как далёкий шум океана, шорохе тараканов не было ничего злого, не было лжи. Шуршанье было их жизнью. Матрёна отличалась трудолюбием: вставала в четыре-пять утра, "тихо, вежливо, стараясь не шуршать, топила русскую печь, ходила доить козу, по воду ходила и варила в трёх чугунках". Наверное, жребий Матрёны был жить в то