Судьба Базарова и отношение автора к герою в романе И. С. Тургенева Отцы и дети — страница 2

  • Просмотров 203
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 18
    Кб

чьей-либо помощи, ни на кого не надеясь и не ожидая милостей от судьбы. Евгений с самого начала никому не верил на слово, старался проверять все, что узнавал. Он, решив стать врачом, не хотел беспрекословно верить даже научным книгам, принимал лишь то, подтверждение чему сам получил в результате опытов и исследований. Трезво оценивать мир - это, конечно, хорошо. Но Евгений зашел слишком далеко, понимая под трезвостью отрицание

всяких чувств. Базаровские принципы привели его к циничному и примитивному пониманию жизни. Он сам насильно лишает себя такой неотъемлемой части человеческого существа, как романтизм. Это ярко проявляется в сцене прощания Базарова с Аркадием: “Ты навсегда прощаешься со мной... - печально говорит Аркадий, - и у тебя нет других слов для меня?” - “Есть... Только я их не выскажу, потому что это романтизм, - это значит рассиропиться”, -

отвечает Базаров. Постепенно превращаясь в человека-схему, Евгений забывает прелести поэтического восприятия жизни. Невольные проявления своих чувств Базаров маскирует иронией, которой пользуется очень разнообразно. Ирония для него - это средство отделить себя от человека, которого он не уважает, или “поправить” человека, на которого он еще не махнул рукой. Тургенев наградил своего героя и еще одним, самым опасным видом

иронии: иронией, направленной на самого себя. Базаров иронически относится и к своим поступкам, и к своему поведению. Достаточно вспомнить сцену его дуэли с Павлом Петровичем. Он иронизирует тут над Кирсановым, но не менеее горько и зло - и над самим собой. Базаров думает, что “настоящий” человек не должен отвлекаться на то, чем руководят чувства, а не разум: любовь, восхищение природой, музыка, поэзия, искусство, мечты и т. д., так

как это отдаляет его от поставленной цели. Сам же он считает себя выше всего этого “вздора”. Базаров уверен, что любые чувства можно обуздать и искоренить в ебе усилием воли. Жизнь заставляет Базарова усомниться в исповедуемых им принципах. Любовь к Одинцовой открыла ему, что чувства все-таки существуют, существуют вопреки его убеждениям, и любовь никак не сводится к примитивному физиологическому акту. Да и сама Одинцова при

ближайшем знакомстве окажется “странной”, непонятной женщиной, а вовсе не одной “березкой” из тысяч подобных “экземпляров”. Так же, в нарушение всех принципов, Базаров ощутит в себе трепетное, сыновнее отношение к “старикам”, поверит в прекрасное, высокое начало, неподвластное ломке экспериментатора-естествоиспытателя. Представление о дружбе у Евгения Васильевича особое. Он думал, что дружба - это отношения по принципу