Структура науки и основные этапы развития метанауки — страница 9

  • Просмотров 902
  • Скачиваний 12
  • Размер файла 47
    Кб

классификацию географической науки /147, с. 322 - 323/. Интересен подход В.М. Гохмана, который подразделял географию на крупные структурные блоки, особо выделяя теоретическую географию и метагеографию. Обоснована необходимость их самостоятельного существования /21/. Имеющийся опыт классифицирования метанауки показывает, что для того, чтобы разобраться в этом вопросе поглубже следует провести многомерный подход. Классификация на

основе принципа ориентации познания, должна войти в более общую систему. Только многомерный подход позволит решить... (Часть текста отсутствует. Восстановить ее в 1997 году не представляется возможным.) 3. ПАРАДОКС БЕСКОНЕЧНОГО УДВОЕНИЯ МЕТАНАУКИ Парадокс бесконечного удвоения метанауки возникает вследствие относительности проявления принципа. Чтобы разобраться в вопросе, вспомним историю. Зенон Элейский сформулировал ряд

апорий, в которых на основании бесконечного деления целого, делает вывод о невозможности движения или по крайней мере, отражения движения в понятиях. Эти аспекты апорий Зенона - онтологический и гносеологический - четко не разделяются. Применительно к любому из аспектов весьма трудно теоретически доказать, что либо обратное тому, что говорится у Зенона. Но это - с учетом строгого соблюдения заданных ограничений. Если же подойти

с других позиций, апории разрешимы. Один из таких подходов - практическое решение. Согласно легенде, один из учеников Зенона так и поступил. Он стал молча ходить перед учителем, после того как выслушал апорию о невозможности движения. Это было решением онтологического аспекта апории. Гносеологический аспект решить сложнее. Аналогичный парадокс бесконечного удвоения самосознания имеет давнюю историю. Его сформулировали в

немецкой философии XVIII - XIX веков. Предложенные решения были неудачны, но разработка вопроса позволила глубже представить суть двойственности познания и самосознания. Первым отметил наличие парадокса Кант. Но он не оценил его должным образом и иронизировал по этому поводу. Об использовании Фихте термина “наукоучение”. Кант заметил, что “уже само заглавие... не обнадеживает читателя, поскольку каждое систематическое учение

есть наука; это было бы наукой науки и вело бы в бесконечность” /30, с. 616/. Тем не менее в работах Канта немало изящных рассуждений по этому поводу. Шеллинг глубже осознал проблему. Он четко ставит вопрос об удвоении метанауки и любого самопознания. “Что такое форма научности вообще и в чем она коренится? Этот вопрос по отношению ко всем другим наукам должен быть решен наукословием. Но последнее уже само наука, следовательно,