Стихотворение В. В. Маяковского "Сергею Есенину" — страница 2

  • Просмотров 117
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 16
    Кб

стихотворении и "бронзы звон", и "гремящий скандалист", и "трехпалый свист". Маяковский кричит, но не каждый может услышать его слова. Стихотворение написано в излюбленной манере Маяковского лесенкой. Его можно отнести к тоническим стихам, в которых учитывается лишь количество ударных слогов в строке. Некоторые слова Маяковский выносит с конца строки на новую, таким образом выделяя их, останавливая на них

внимание: Ни тебе аванса, ни пивной. Трезвость. Благодаря всему этому создается впечатление сбивчивой, отрывистой, несколько взволнованной речи. Использование перекрестной рифмы (смяло вина мало вина, классом до драк квасом дурак) придает мыслям автора четкость, законченность, но рифма не всегда явная (врезываясь трезвость), из-за чего стихотворение еще больше похоже на настоящий, живой разговор. А ряд используемых автором

неологизмов (бредь, рассоплено, калекши) также придает звучанию речи действительно разговорный характер. Здесь можно отметить как одну из особенностей стихотворения его форму. Маяковский постоянно обращается к Есенину, словно ведет разговор с ним живым, могущим его услышать: "Вы ушли, как говорится, в мир иной" Причем разговор этот идет в настоящем времени, как любой обычный разговор. Такое построение мыслей автора придает

им особенную интимность, когда появляется возможность высказать все наболевшее, признаться в том, о чем обычно не говорится, о чем умалчивается. В таком плане стихотворение воспринимается как некая исповедь автора, где обращение к Есенину это лишь повод оформить свои до сих пор не высказанные сомнения в четкие мысли о предназначении поэта, о месте поэзии в жизни поэта. Для Маяковского создание стихов это некое умение,

способность ("ЕВы ж такое загибать умели, что другой на свете не умел". ). Причем такая способность не просто так дается, ее нужно использовать, использовать как полезное, нужное, ведь поэт подмастерье народа. Поэту нужно всегда творить, и творить свободно, всегда говорить о том, что у него на душе главное. Поэтому, конечно, Маяковский осуждает тех, кто считает, что " к вам приставить бы кого из напостов стали б содержанием

премного одаренней", ведь невозможно творить по чьей-то указке, под надзором, потому что тогда начинаешь писать "утомительно и длинно", а главным становится число строк, а не их содержание. Автор понимает, что поэт без свободы не поэт, что у такого человека нет выбора: или становиться подражателем, или умереть. Несвобода для поэта как отсутствие чернил. Возможно, поэтому Маяковский говорит: "Почему же увеличивать число