Стихотворение В. Маяковского Сергею Есенину восприятие, истолкование, оценка — страница 2

  • Просмотров 76
  • Скачиваний 7
  • Размер файла 16
    Кб

свист”. Маяковский кричит, но не каждый может услышать его слова. Стихотворение написано в излюбленной манере Маяковского — лесенкой. Его можно отнести к тоническим стихам, в которых учитывается лишь количество ударных слогов в строке. Некоторые слова поэт выносит с конца строки на новую, таким образом выделяя их, останавливая на них внимание: Ни тебе аванса, ни пивной. Трезвость. Благодаря всему этому создается впечатление

сбивчивой, отрывистой, несколько взволнованной речи. Использование перекрестной рифмы (смяло — вина — мало — вина, классом — до драк — квасом — дурак) придает мыслям автора четкость, законченность, но рифма не всегда явная (врезываясь — трезвость), из-за чего стихотворение еще больше похоже на настоящий, живой разговор. А ряд используемых поэтом неологизмов (бредь, рассоплено, калекши) также придает звучанию речи

действительно разговорный характер. Здесь можно отметить как одну из особенностей стихотворения его форму. Маяковский постоянно обращается к Есенину, словно ведет беседу с ним живым, могущим его услышать: “Вы ушли, как говорится, в мир иной”. Причем беседа эта идет в настоящем времени, как любая обычная беседа. Такое построение мыслей автора придает им особенную интимность, когда появляется возможность высказать все

наболевшее, признаться в том, о чем обычно не говорится, о чем умалчивается. В этом плане стихотворение воспринимается как некая исповедь автора, где обращение к Есенину — лишь повод оформить свои до сих пор не высказанные сомнения в четкие мысли о предназначении поэта, о месте поэзии в жизни поэта. Для Маяковского создание стихов — это некое умение, способность (“Вы ж такое загибать умели, что другой на свете не умел”). Причем

такая способность не просто так дается, ее нужно использовать, использовать как полезное, нужное, ведь поэт — подмастерье народа. Поэту надо всегда творить, и творить свободно, всегда говорить о том, что у него на душе главное. Маяковский понимает, что поэт без свободы — не поэт, что у такого человека нет выбора: или становиться подражателем, или умереть. Несвобода для поэта — как отсутствие чернил. Возможно, поэтому Маяковский

говорит: “Почему же увеличивать число самоубийств? Лучше увеличь изготовление чернил!” Маяковский презирает те пути, которые “протоптанней и легче”. Для него невозможна сама мысль о том, что можно сдаться, остановиться, бросить все, уйти. Именно поэтому он не может понять Есенина, сделавшего это. Есенин, талант которого Маяковский признает одним из лучших, перестает бороться, умирает — и перестает творить, а для Маяковского не