Стихотворение Н.А. Заболоцкого «Читая стихи»

  • Просмотров 82
  • Скачиваний 7
  • Размер файла 15
    Кб

Стихотворение Н.А. Заболоцкого «Читая стихи» (восприятие, истолкование, оценка) Живопись - это поэзия, которую видят, а поэзия - живопись, которую слышат. Леонардо да Винчи Русский язык – это язык нашего народа, богатый, гибкий, образный и живописный. Его пополняли и совершенствовали своим творчеством настоящие художники слова: Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Толстой, Достоевский. Н.А. Заболоцкий – известный русский поэт двадцатого

века. Его тоже по праву можно назвать мастером слова. В своих произведениях Заболоцкий оттачивает каждую фразу, каждый художественный образ. Он считал, что его жизнь принадлежит искусству: «Я отрекся от житейского благополучия, от «общественного положения», оторвался от своей семьи – для искусства. Вне его – я ничто…». Поэт мысли, поэт философских раздумий и классической завершенности стиха – таким вошел Заболоцкий в нашу

литературу. Какой должна быть настоящая поэзия – этой теме посвящено стихотворение «Читая стихи», написанное в 1948 году. В нем Заболоцкий размышляет о том, насколько человек должен владеть искусством слова, чтобы считаться настоящим мастером. Стихотворение можно разделить на две части. В первой Заболоцкий иронизирует над творчеством современных ему «поэтов»: Любопытно, забавно и тонко: Стих, почти не похожий на стих.

Бормотанье сверчка и ребенка В совершенстве писатель постиг. Почти в каждом слове в этой строфе скрыта авторская усмешка. Ему «забавно» читать стихи людей, возомнивших себя поэтами. Не случайно автор использует слово «стих» с явным разговорным, пренебрежительным оттенком, причем во второй части Заболоцкий употребляет слово «поэзия». В этом стихотворении эти слова – антонимы. Стих – бессмысленное словотворчество, а поэзия -

настоящее искусство. Авторская ирония слышна в каждом слове первой части: «бормотанье» несопоставимо с «совершенством», а «скомканная речь» с «изощренностью». Но разве можно настоящее искусство считать «бессмыслицей»? Конечно же, нет. И поэтому так убедительно звучат в конце первой части риторические вопросы: Но возможно ль мечты человечьи В жертву этим забавам принесть? И возможно ли русское слово Превратить в щебетанье