Стихотворение Н.А Некрасова «Пророк»

  • Просмотров 60
  • Скачиваний 7
  • Размер файла 15
    Кб

Стихотворение Н.А Некрасова «Пророк» Борение против зла силой поэтического слова казалась Некрасову малым по сравнению с настоящей революционной борьбой. Поэтому высшую дань уважения отдавал поэт людям, посвятившим жизнь такой борьбе. В связи с этим в творчестве Некрасова особое место занимают идеальные образы революционеров, прототипами которых были Белинский, Добролюбов и Чернышевский. Так, написанное в 1874 году

стихотворение «Пророк» Некрасов посвящает Н.Г. Чернышевскому. Сразу обращает на себя внимание название стихотворения. Традиционно в русской классической литературе это слово употребляется по отношению к поэту (вспомним хотя бы пушкинского «Пророка»). Некрасов по-своему нарушает эту традицию, признавая высшей ценностью жизни служение идеалом свободы, правды и справедливости. Начинается стихотворение очень по-некрасовски. Мы

как будто оказываемся свидетелями продолжения начавшегося ранее разговора, может быть, даже спора. Первое же возражение поэта подчеркивает сознательность выбора своего пути тем, кто «видит невозможность. // Служить добру, не жертвуя собой». Тут же автор спешит объяснить, откуда у таких людей брались силы для этой жертвы: Но любит он возвышенней и шире, В его душе нет помыслов мирских. Причем инверсия в первой строке придает

особое звучание глаголу «любит», тем самым подчеркивая силу любви того, перед кем поэт готов преклониться. А соединяя несоединимое («смерть ему любезна»), автор, по сути, говорит об избранности подобных людей, о непохожести их на всех остальных. Сила убежденности поэта в том, что он говорит, убежденности в своей правоте особенно ощутима в анафорически начинающихся строчках: Не скажет он, что жизнь его нужна, Не скажет он, что

гибель бесполезна … А многоточие в конце следующей строки («Его судьба давно ему ясна …») воспринимается явно неоднозначно. С одной стороны, эта наука могла быть вызвана желанием автора остановиться, чтобы мысленным взором, безусловно, не в первый раз окинуть пройденный «пророком» путь. С другой стороны, наука эта могла быть необходимой поэту для того, чтобы перевести дыхание, справиться с нахлынувшими на него чувствами в