Стихотворение А. С. Пушкина Безумных лет угасшее веселье... Восприятие, истолкование, оценка — страница 2

  • Просмотров 118
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 16
    Кб

уныл... Однако эту тоску сегодняшнего дня объясняет уже будущее: ...Сулит мне труд и горе Грядущего волнующее море. Один образ, как бы всплывающий в сознании, рождает новый. Образ “волнуемого моря” уже не имеет ничего общего с “унылостью”. Он является предчувствием будущей бурной жизни, где найдется место и раздумьям, и страданиям, и творчеству, и любви. Все стихотворение пронизывает мысль о неизбежности и неотвратимости

изменений жизни человека. Поэтому “горести, заботы и треволненья” не вызывают у лирического героя ни мечтательных сожалений об ушедшей молодости, ни страха перед будущим. Пока человек жив, он не должен отступать перед трудностями бытия: Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать. Поэтому ощущение наступающего “горя”, “заката печального” освящено идеей “наслаждения”, которое даруют человеку сознание, поэтическая гармония,

любовь и дружба: ...Порой опять гармонией упьюсь, Над вымыслом слезами обольюсь, И — может быть — на мой закат печальный Блеснет любовь улыбкою прощальной. В отличие от других элегий (например, “Погасло дневное светило”), в стихотворении “Безумных лет угасшее веселье...” нет указаний на какую-то биографическую ситуацию. Сложный этап жизни оставлен автором “за порогом” стихотворения. Не в анализе какого-либо отдельного

момента, а в осознании судьбы человека заключен смысл этого великого стихотворения. “Элегия” написана пятистопным ямбом — размером, который, в отличие от четырехстопного ямба, обладает большей плавностью, каким-то замедленным течением. Такая форма отвечает требованиям философской, лирики. Меня стихотворение поразило удивительной гармонией: все чувства лирического героя уравновешены, в его душе нет разлада. “Элегия”,

написанная в 1830 году, появилась в печати через четыре года. Как же я удивилась, прочитав стихотворение другого великого русского поэта, датированное 1832 годом, т. е. временем, когда пушкинское произведение еще не было издано: Я жить хочу! Хочу печали Любви и счастию назло... Эти строки написал восемнадцатилетний М. Ю. Лермонтов. Конечно, здесь иной поворот темы, иной размер. Однако эти стихи, на мой взгляд, родственны. Подобно А. С.

Пушкину, на смерть которого Лермонтов через пять лет напишет свое великое стихотворение, молодой поэт так же не сгибается под тяжестью жизни, так же не страшится будущего, как и его великий предшественник: Что без страданий жизнь поэта? И что без бури океан? В строчках проанализированной элегии, на мой взгляд, отражена одна из главных поэтических традиций А. С. Пушкина, которую творчески развили не только Лермонтов, но и вся