Стихи о Прекрасной Даме — страница 7

  • Просмотров 3977
  • Скачиваний 253
  • Размер файла 37
    Кб

не слишком даровых писателей , которые в 1798 и 1799 годах жили на известковом берегу реки Заале. Можно проследить все их влияния , и написать весьма наукообразную книгу , в которой будет много эрудиции , но не будет одного – Блока. Ибо Блок ,как и всякий поэт , есть явление единственное ,с душой ,не похожей ни чью, и если мы хотим понять его душу ,мы должны следить не за тем ,чем он случайно похож на других ,а лишь за тем ,чем он ни на кого не

похож. Поэзия существует не для того ,чтобы мы изучали её или критиковали её ,а для того, чтобы мы ею жили. И какое мне дело ,был ли Блок символист ,акмеист или неоромантик ,если я хочу , чтобы его стихи волновали меня ,хочу позволить себе эту роскошь тревожится ими ,а не регистрировать их по заранее приготовленными рубрикам ? Что прибавится к нашему знанию о Блоке ,если нам будет указанно ,что с конца 1902 года на него ,кроме Соловьёва,

Полонского ,Фета ,стали влиять модернисты ,что с тех пор он осознал себя как привержена символической школы ,что у него стали появляться стихи ,внушённые Бальмонтом и Брюсовым ? Разве мы не стремимся увидеть в нём именно то ,чего никто ,кроме него ,не имеет , то редкостное и странное нечто ,которое носит наивное имя: душа. Знаю ,что критик должен говорить либо о течениях , направлениях , школах , либо о композиции , фонетике ,стилистике

,но что же делать ,если и в композиции ,и в фонетике ,и в стилистике Блока – душа ! Странная вещь - душа : в ней , только в ней одной все формы , все стили , все музыки , и нет такой техники , которая могла бы подделать её , потому что литературная техника есть тоже – душа. Знаю ,что неуместно говорить о душе , пока существуют такие благополучные рубрики, как символизм , классицизм ,романтизм ,байронизм ,неоромантизм и прочее ,так как для

классификации поэтов по выше - указанным рубрикам понятие о душе и о творческой личности не только излишне , но даже мешает ,нарушая стройность этих критико – бюрократических схем. Эта душа ускользает от всех скопцов – классификаторов … Блок всегда ревниво оберегал свою душу от них. Молчите , проклятые книги ! Я вас писал никогда ! – воскликнул он позднейших стихах, едва только ему представился тот внушительный труд, который

благополучно напишет о его неблагополучно душе какой – нибудь учёный – историк : Печальная доля – так сложно , Так трудно и празднично жить , И стать достоянием доцента , И критиков новых плодить. Он заранее презирает того ,кто превратит его трудную и праздничную жизнь в мёртвый учебник словесности : Вот только замучит , проклятый , Ни в чём не повинных ребят Годами рожденья и смерти И ворохом скверных цитат. Так защищал он свою