Степень влияния библейских книг на личности русских поэтов XVIII века, формы "адаптации" православных идей в их творчестве — страница 7

  • Просмотров 978
  • Скачиваний 20
  • Размер файла 103
    Кб

Шекспира Шейлок скуп, сметлив, мстителен, чадолюбив, остроумен. У Мольера лицемер волочится за женою своего благодетеля, лицемеря, принимает имение под сохранение, лицемеря». [10, т. 8, с. 91] Классицизм создает иерархию языкового материала, воплощённую в известной теории «трех штилей». Высокий, средний и низкий штили обязаны соответствовать уровню темы и предмета изображения. Кроме того, необходимо заметить, что ломка старых

традиций сопровождалась острым церковно-религиозным кризисом, жестокими преследованиями старообрядцев, значительным усилением скептицизма, материалистических тенденций, различного рода хаотически-анархической мистики. Противоречивое время, но если бы не было этого времени, то не было бы всей замечательной культуры XIX и XX веков в России. Какую же роль в литературе этого сложного периода играла Библия? Как уже было сказано, в

XVIII веке на Западе отношение к ней у многих писателей стало негативным. Если в ХVI-ХVII веках были такие поэты как Мильтон, Гроций, Вондел и другие, то XVIII век - это век скептиков или же создателей новой мифологии типа Жан Жака Руссо, мифа о том, что все было прекрасно до тех пор, пока не пришла техническая цивилизация, или что человечество неукоснительно и обязательно идет вперед, к прогрессу. Само Священное Писание стало откровенно

осмысляться в ту эпоху на уровне античных мифов, что отразилось в искусстве, - и тем было задано направление в осмыслении вероучительных истин христианства. Бог начал осмысляться (повторимся вновь) в чисто человеческих категориях. «Просветительский, свободомыслящий разум есть разум нездоровый, оторванный от целостной жизни, от духовного преемства, и поэтому для него закрыты горизонты бытия. Этот разум никогда не был в

состоянии понять тайны истории, тайны религиозной жизни народов, и он исказил науку XIX и XX веков», - утверждал Бердяев. [11, с. 433] Можно сказать, что при Екатерине II «любая культурная деятельность, в том числе поэтическая, являлась прямым участием в созидании государства».[12, с. 145] Поэзия «концентрировала в себе почти всё содержание духовной жизни нации».[13, с. 45] В результате этого россияне, уставшие от жизни под «диктовку

государства», погружались в сферу внутреннего самосозерцания. Находясь в сложных социально-политических условиях, поэты обретали нравственную основу в Библии. Избрав для поэтических переложений текст Псалтири, они стремились выразить в духовных песнях индивидуальное созерцательное начало. «Ведь переложения псалмов, - писал И.З. Серман, - гораздо более «личны», более «индивидуальны» по своему содержанию, по тематике и