Стендаль. "Красное и черное" — страница 3

  • Просмотров 3250
  • Скачиваний 274
  • Размер файла 18
    Кб

подчинено неисто­вому честолюбию. Честолюбие само по себе не отрицательное каче­ство. Французское слово «ambition» означает и «често­любие» и «жажду славы», «жажду почестей» и «стрем­ление», «устремленность»; честолюбия,—как сказал Ларошфуко, - не бывает при душевной вялости, в нем— «живость и пыл души». Честолюбие заставляет чело­века развивать свои способности и преодолевать труд­ности. За что Жюльен ни возьмется - живость и

пыл души его совершают чудеса. Его психофизиологическая орга­низация - замечательный по чувствительности, быстро­те и безупречности действия аппарат; об этом по­заботился Стендаль-физиолог. Жюльен Сорель подобен кораблю, оснащенному для большого плавания, и огонь честолюбия в иных социальных условиях, предоставляющих простор для творческой энергии народных масс, помог бы ему преодолеть самое трудное плавание. Но теперь

условия благоприятствуют не Жюльену, и честолюбие заставляет его приспособляться к чужим правилам игры: он видит, что для достижения успеха необходимы жестко-эгоистическое поведение, притвор­ство и лицемерие, воинственное недоверие к людям и завоевание превосходства над ними. Но природная честность, великодушие, чувствитель­ность, возвышающие Жюльена над окружением, всту­пают в противоречие с тем, что ему диктует в

сущест­вующих условиях честолюбие. Сквозное действие честолюбца Жюльена Сореля было типичным для эпохи. Клод Липранди отмечает, что многие памфлетисты, историки, журналисты, поли­тические публицисты с возмущением писали в годы Реставрации о карьеризме, жестокой борьбе за место под солнцем, как о «мерзости века». Герой «Красного и черного»,—напоминает К. Липранди,—«характерен для своего времени», «глубоко правдив». И

литераторы эпохи Стендаля видели, что образ Жюльена «правдив и современен». Но многих смущало то, что автор рома­на смело, необычайно ясно и рельефно выразил исто­рический смысл темы, сделав своего героя не отрица­тельным персонажем, не пронырой-карьеристом, а да­ровитым и мятежным плебеем, которого социальный строй лишил всех прав и таким образом заставил бороться за них, не считаясь ни с чем. Стендаль сознательно и

последовательно противопо­ставляет выдающиеся дарования и природное благород­ство Жюльена его «злосчастному» честолюбию. Видно, какими объективными обстоятельствами обус­ловлена кристаллизация воинственного индивидуализма талантливого плебея. Мы убеждаемся и в том, насколь­ко губительным для личности Жюльена оказался путь, на который его толкнуло честолюбие. Герой «Пиковой дамы» Пушкина, Герман, мо­лодой честолюбец «с