Становление Великой Руси — страница 18

  • Просмотров 2296
  • Скачиваний 143
  • Размер файла 54
    Кб

Отрепьев прибыл в Москву «по мало времени» (вскоре) после своего пострижения, значит, он постригся в конце 1600 года. Именно в это время Борис Годунов разгромил заговор бояр Ромашовых и Черкасоких. Приведенные факты полностью подтверждают версию, согласно кото­рой Отрепьев принужден был уйти в монастырь в связи с гонениями на Ромаловых ноябре 1600 года. В то вре­мя Отрепьеву было примерно двадцать лет. По понятиям XVI века молодые

люди достигали совершеннолетия и поступали на службу в пятнадцать лет. Это значит, что до своего пострижения Григорий успел прослужить на боярских подворьях около пяти лет. РОЖДЕНИЕ ИНТРИГИ По образному выражению В. О. Ключевского, Лжедмитрий «был только испечен в польской печьке, а заквашен в Москве». Царь Борис считал причиной всех бед боярскую интригу. По свидетельству царского телохранителя К. Буссоза, при первых же

известиях об успехах самозванца Го­дунов сказал в лицо боярам, что это их рук дело и заду­мано оно, чтобы свергнуть его. Известный исследователь Смуты С. Ф. Платонов воз­лагал ответственность на бояр Романовых и Черкасских. «...Подготовку самозванца,- писал он,- можно приписы­вать тем боярским домам, во дворах которых служивал Григорий Отрепьев». Но это не более чем гипотеза. От­сутствуют какие бы то ни было данные о

непосредствен­ном участии Романовых в подготовке Лжедмитрия. И все же следует иметь в виду, что именно на службе у Рома­новых и Черкасских сформировались политические взгля­ды Юрия Отрепьева. Под влиянием Никитичей и их род­ни Юшка увидел в Борисе узурпатора и проникся нена­вистью к «незаконной» династии Годуновых. Множество признаков указывает на то, что самозванческая интрига родилась не на подворье Романовых, а в стенах

Чудова монастыря. В то время Отрепьев уже ли­шился покровительства могущественных бояр и мог рас­считывать только на свои силы. Авторы сказаний и повестей о Смутном времени утверждали, что именно в Чудове монастыре инок Григорий «начал в сердце своем помышляти, како бы ему достигнути царскова престола», и сам сатана «обещал ему царствующий град поручи». Составитель «Нового летописца» имел возможность бесе­довать с м.онахпми

Чудова монастыря, хорошо знавшими черного дьякона Отрепьева. С их слов он записал следу­ющее: «Ото многих же чудовских старцев слышав, яко (чернец Григорий.) смехотворно глаголаше стар­цев, яко „царь буду на Москве». Кремлевский Чудов монастырь, расположенный под окнами царских теремов и правительственных учрежде­ний, давно оказался в водовороте политических страстей. Благочестивый царь Иван IV желчно бранил чудовских